Умеем ли мы слышать и любить ближних?


«Господи, научи правильно, просто, разумно обращаться со всеми домашними и окружающими меня, старшими и младшими, чтобы мне никого не огорчить, но всем содействовать ко благу» (Из молитвы Оптинских старцев).

В наше время взаимопонимание даже среди близких людей становится большой редкостью. К сожалению, и воцерковленные люди часто не могут договориться друг с другом.
Святитель Иоанн Златоуст, обращаясь к мирянам, говорит, что евангельские заповеди нужно начинать исполнять с дома, со своей семьи. Вся жизнь человека проходит, в общем-то, в сравнительно узком кругу людей. Круг этот обычно составляют семья, сотрудники, соседи. В конечном счете человек общается постоянно всего лишь с несколькими десятками знакомых, включая родственников, и именно по отношению к этим людям он исполняет или, наоборот, нарушает заповеди.


Есть такое изречение Спасителя в Нагорной проповеди: "Кто будет учить других и сам исполнять эти малые заповеди, тот наречется великим в Царствии Небесном. А кто нарушит одну из малых сих заповедей, тот меньшим наречется в Царствии Небесном" (Мф.5:19).
 Всякий христианин по собственному опыту знает, как трудно бывает исполнить евангельские предписания, евангельские заповеди. Малыми они называются из-за нашего отношения к ним, потому, что мы их презираем, считаем ничтожными, и это чаще всего случается именно в повседневной жизни. Теоретически, путем умозаключений мы понимаем их величие и значение, даже устрашаемся, но когда доходит до дела, мы почитаем их ничтожными и малыми и потому ими пренебрегаем. Возьмем заповедь из Нагорной проповеди: "Всякий гневающийся на брата своего всуе повинен есть суду. И всякий сказавший брату "рака", повинен есть сонмищу, а кто скажет "безумный", повинен есть геенне огненной" (Мф.5:22).
 Но мы эту заповедь презираем, почитаем ее ничтожной, поэтому в отношениях между собой позволяем себе всевозможные неподобающие вещи, такие как гнев, раздражение. Для нас это что-то само собой разумеющееся. Мы находим много разных причин и оправданий для того, чтобы позволить себе действовать по страсти гнева и никак ее не останавливать, не сдерживать. То есть считаем, что причина, разрешающая нам гневаться, больше, чем заповедь. Заповедь, таким образом, кажется нам малой, а причина  серьезной, большой, великой.
Так, почти о любой заповеди, касающейся отношений друг к другу, можно было бы сказать: мы ее презираем, почитаем малой и потому пренебрегаем ею.


В повседневной жизни мы должны "спуститься с небес на землю" и начать смотреть себе под ноги, чтобы не преткнуться, не упасть и не расшибиться.  В повседневной  жизни мы пренебрегаем отношением друг к другу, и у нас получается так: допустим, кто-то  хлопнул дверью нечаянно - мы раздражаемся, делаем замечание и считаем, что в этом нет ничего страшного. Или кто-то попросил помочь, скажем, какую-нибудь мелочь сделать, например, помочь донести тяжелую сумку. Человек отказывается, потому что донести сумку - это ничтожно: где ж тут заповедь? Заповеди такой нет: подумаешь, сумка какая-то. И под предлогом пренебрежения подобными "малозначащими" поступками мы на самом деле нарушаем заповедь.


 Получается, что когда мы находимся в уединении, тогда мы еще способны мечтать о том, что мы любим ближнего, а когда начинаем общаться с людьми, то различными мелкими проявлениями страстей: раздражением, осуждением, ленью, эгоизмом (может быть, это нехристианский термин, но всем понятный), себялюбием (более точное слово)  мы показываем, что эти заповеди для нас ничего не значат, что они для нас малые. И становится ясно, что любви к ближнему у нас нет.


Как правило, для многих «общаться» — значит "говорить самому". Но для достижения взаимопонимания важнее уметь слушать и слышать собеседника. Внимательное слушание — это проявление уважения и любви к ближнему. Действительно, о каком уважении к человеку может идти речь, если во время разговора его постоянно перебивают и не дают высказаться. И здесь мы приходим к интересному наблюдению: оказывается, «смиренно и кротко» выслушать близких, детей или тех, кто ниже тебя «по рангу» — очень-очень тяжело. Виной тому наше эго, которое так и рвется вмешаться в речь собеседника (особенно, если его слова нас задевают), вставить что-то свое, заставить замолчать.
 Значит, тот, кто старается «самоотверженно» (забыв о себе) слушать ближних, самым естественным образом вырабатывает в себе мужество, терпение, выдержку, самообладание, а главное — сопереживание и сострадание. «Творческое» слушание сродни чтению увлекательной книги жизни человека, позволяющему понять и прочувствовать ее главного героя. К тому же тот, кто с неподдельным интересом слушает ближнего, сам растет духовно и нравственно, так как от любого человека можно научиться чему-то доброму и полезному.  Для христианина каждый человек ценен и интересен.


Неспособность «сердцем» выслушать другого происходит, с одной стороны, из-за нежелания сопереживать, сочувствовать, а с другой — из-за недооценки, уничижения окружающих. В этом смысле православное вероучение весьма способствует тому, чтобы во время общения мы внимательно слушали ближних, ибо живущему по Евангелию необходимо:


1) всю ответственность за события, происходящие с ним в жизни, брать на себя.
Стало быть, если я не могу с братом или сестрой во Христе найти общий язык, то кто в этом виноват в первую очередь? Ответ очевиден.


2) почитать другого выше себя, умнее, лучше, а значит, уважать мнение другого, его инаковость.


3) думать о человеке хорошо, видеть его в положительном свете и ни в коем случае не осуждать.
 
Нетрудно представить, насколько может измениться наше общение, если к каждому человеку мы будем относиться как к уникальной личности, единственной в своем роде.


Апостол Иоанн Богослов говорит, что мы не можем любить Бога, которого не видим, если не любим ближнего, которого видим. Потому что наш ближний - это образ Божий. Тогда просто возникает в душе естественное желание чем-то угодить человеку, с которым ты сталкиваешься постоянно или нечаянно время от времени: желание сделать ему что-то доброе, в чем-то помочь, снизойти в тех случаях, когда он нас как-то обижает или в чем-то ущемляет.  А если у нас нет такого великодушия, терпения, участливости, снисхождения к нашим ближним, то есть к тем, кто нас окружает, к ближним в самом буквальном смысле слова, физически близким, потому что они близко возле нас находятся, то в таком случае у нас и любви нет.


В чем эта любовь должна проявляться? Опять же не в том, чтобы совершать что-либо выдающееся, экстраординарное, неповторимое и удивительное. Она может проявляться и не только в какой-либо помощи, но даже в приветливом слове, взгляде или кивке головой. Не нужно думать, что это мало значит, ведь от нашего настроения (в особенности когда мы его выражаем) часто зависит настроение людей, которые с нами общаются.
Митрополит Антоний Сурожский замечательно сказал: «Для того, чтобы душевно подойти к человеку, нужно громадное внутреннее целомудрие, нужно быть в состоянии посмотреть на человека как на икону, на живую икону, к которой ты подходишь с глубоким уважением, с благоговением, и по отношению к которой ты будешь действовать, как действовал бы в храме по отношению к писаной иконе. То есть — молитвенно, благоговейно, чутко, смиренно, трепетно, прислушиваясь изо всех сил к тому, что в человеке есть, что он может сам сказать; но и к тому, что Дух Святой в нем совершает...» Как глубоко и гениально просто!


Конечно, здесь нужно сделать некоторую оговорку: очень важно под предлогом любви не впасть в человекоугодие. Об этом говорит святитель Игнатий в своей проповеди (О заповеди любви к ближнему), где он замечательно истолковывает заповедь и говорит, что не нужно под предлогом любви к ближнему потакать человеческим страстям. Тут должно быть некоторое рассуждение. Человекоугодие может проявляться, допустим, так:  человек от скуки шатается всюду, ему хочется поболтать, просто почесать языком  и вот он встречает приятеля, который, как ему кажется, проявляет любовь к ближнему, и начинает помогать  чесать языком и свой заодно чешет. И хотя кажется, что это любовь к ближнему, но на самом деле это, конечно же, человекоугодие. Такое праздное времяпрепровождение, пустословие, часто сопровождается осуждением.
 Мы часто ищем именно такой любви, и если кто-то не одобряет нашу страсть, нам кажется, что это враг, просто настоящий враг, ненавистник и убийца .
Взаимопонимание с ближними начинается с умения понять и принять себя, быть терпимым к самому себе, но не к своим грехам. Воистину, «первый предмет терпения есть — терпение себя, хотя никто почти не обращает на это внимания...» (свт. Феофан Затворник). Разве может человек кого-то спокойно слушать, если сам находится в депрессии или переживает внутренний конфликт?
Итак, выполнение этих принципов помогает христианину проявлять свою веру в делах, а также способствует эффективному, полноценному общению и взаимопониманию между людьми.
Видя в ближнем только хорошее, мы с удовольствием будем слушать такого человека, чтобы понять его внутренний мир. Разговор — это не просто обмен информацией, а желание выразить свои чувства словами. Даже пассивное слушание помогает лучше понять другого. Один мужчина поведал такую историю: когда у него с сыном-подростком начались проблемы «переходного возраста», он вообще перестал понимать ребенка. Как-то раз к сыну в гости пришла компания ребят, и они стали что-то свое обсуждать. Отец, никому не мешая, просто сел в уголочек и стал слушать, о чем говорит его сын... После отец признался: за два часа я узнал о ребенке больше, чем за несколько лет. Более того, отец осознал и свои ошибки, за которые потом попросил у сына прощения.
Чтобы научиться общаться, нужно не бояться изменяться, то есть быть готовым бороться с горделивым самомнением, превозношением, самоуверенностью, амбициями, эгоизмом.


 «По тому узнают все, что вы Мои ученики, если будете иметь любовь между собою» (Иоан.13:35), — говорит Господь. Если мы научимся понимать и слышать друг друга, то приблизимся к исполнению этих слов Спасителя.
Спаситель сказал, что тот, кто принимает одного из малых сих, Его принимает (см. Мф. 18:5, Лк. 9:48). Значит, принимая любого человека, который пришел к нам, пусть малого, то есть ничтожного в наших глазах, мы принимаем Христа, мы делаем добро Самому Христу. Пусть даже человек будет неверующий, нас это не касается, это его внутреннее состояние, и он за него сам перед Богом отвечает, к тому же благодаря нашей доброте он может обратиться к вере.
 Расскажу такой случай: один интеллигентный человек, которого пытались обратить в христианство (вообще все это происходило в интеллигентской среде), увлекался античной философией, различными индийскими учениями, как в наше время принято среди людей интеллигентных. И никто не мог ему доказать истинность Православия. И вот после очередной такой беседы один из участников спора, прощаясь с ним, поскольку тот все-таки называл себя христианином, хотя на самом деле у него в голове была путаница, по христианскому обычаю его троекратно поцеловал. Собственно, лести не было, это была просто вежливость, приветливость, а на того человека она оказала потрясающее действие и послужила тем окончательным моментом, который сделал его православным человеком.

Мария Пронина
01.09.2011

Оставьте свой отзыв

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Ознакомлен и принимаю условия Соглашения *

*

Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago@cofe.ru