Сомнение и вера


 «… выйдя из лодки, Петр пошел по воде, чтобы подойти
 к Иисусу, но, видя сильный ветер, испугался и, начав утопать, закричал: Господи! спаси меня. Иисус тотчас простер руку, поддержал его и говорит ему: Маловерный! Зачем ты усомнился?» (Матф. 14/29-31)


Если вера в Бога так же необходима для нашей души, как пища и воздух для тела, то почему не все люди верующие? Вера в Бога всегда была на земле, но справедливость требует сказать, что и неверие существовало в мире, хотя не всегда в одинаковой степени. Были времена, когда оно широкой волной разливалось по земле, сильно будет оно и перед вторым пришествием Христа на землю: Сын Человеческий, пришедши, найдет ли веру на земле? (Лук. 18; 8).
В наше время неверующих людей можно встретить на каждом шагу. Одни очень мало думают или совсем не думают о том, что такое вера и к чему она обязывает человека. Живут на свете, как им хочется, не признают ничего сдерживающего и стесняющего их свободу, как будто нет Бога, нет Суда и ответственности. Другие полагают, что вера есть что-то трудное и малопонятное для человека: колеблются, сомневаются, в жизни ею не руководствуются. Третьи открыто объявляют себя врагами религии: не признают Бога, отвергают веру со всеми ее правилами и обрядами, смеются над верующими людьми, называя их отсталыми, невежественными
Чтобы оправдать свое неверие, люди придумывают различные основания. Говорят: «Вера противоречит науке». Но что такое наука? Дело ума человеческого, а ум может и ошибаться. Вера же есть откровение Самого Господа Бога, и потому содержит в себе только одну сущую Истину. Чему же больше верить? Уму ли человеческому, слабому и обманчивому, или неложному Слову Божию? Никакая наука не может доказать, что Бога нет, поэтому настоящие ученые никогда не восставали против веры и учили согласно с нею.
Многие Отцы и учители Церкви отличались большими познаниями в мирских науках, что не мешало им быть усердными проповедниками и защитниками христианства. Из светских ученых очень многие известны своею крепкою верою в Бога и искренним, глубоким к Нему благоговением. Открывший закон всемирного тяготения Ньютон, когда произносил имя Божие, всякий раз вставал и снимал шляпу. Знаменитый Пастер, изобретший прививку против бешенства, писал: «Я много изучал и потому верую, как простой крестьянин, если бы я сделался еще ученее, то моя вера была бы так же глубока и пламенна, как вера простой женщины-крестьянки». Создавший науку об электричестве знаменитый Ампер писал одному своему другу: «Берегись заниматься только одной наукой: одной рукой исследуй природу, а другой, как дитя за одежды отца, держись за край Божией ризы». Знаменитый астроном Гершель говорит: «Все науки приносят по камню в храм, воздвигаемый для прославления Творца Бога нашего». Естествоиспытатель Линней, описав все растения, воскликнул: «Вечный, Великий, Всеведущий и Всемогущий Бог прошел предо мною: я не видал Его в лицо, но Его отражение охватило мою душу и погрузило ее в благоговение». Величайший географ Гиттер говорит: «Мы не напрасно пришли в этот мир: здесь мы созреваем для иного мира». Ученый-историк Мюллер заявляет: «Только с познанием Господа и по основательном изучении Нового Завета я стал понимать смысл истории».
Другим основанием к неверию, кроме науки, служит сомнение. Вера Христова есть откровение Самого Бога, иногда не совсем ясное и понятное для ограниченного ума человеческого. Она требует повиновения и послушания, что для грехолюбивой души не всегда легко и приятно. Здесь зарождается сомнение.
Но разумно ли поступает человек, отказываясь от веры на том основании, что у него появилось в чем-либо сомнение? Кто сомневается в вере, тот еще не решил, права она или неправа, истинна или неистинна. Сомневающийся рассуждает так: «Может быть, то, чему учит и чего требует от меня вера Христова, есть истина, и ей нужно повиноваться, а может быть, все это неправда, тогда принимать и слушаться ее не следует...».
Вера и сомнения всегда оказываются рядом. Хотим мы этого или нет, но сомневаться – врожденное свойство человека. Известный исследователь русского языка Владимир Даль предлагает следующие синонимы к слову сомнение: нерешимость, шаткое недоумение, раздумье, колебание мыслей, недоверие, подозрение, опасение. Соответственно, сомнения в вере – это нелады с собой, недостаток твердых и ясных убеждений.
О важности опытной проверки веры хорошо говорил православный духовный писатель митрополит Вениамин (Федченков): «Если сомнение серьезно, то оно граничит с верой. Живая вера всегда сопряжена с актуальным или потенциальным сомнением. Если сомнение не существует, то, как правило, мы имеем дело с традиционностью, т. е. человек просто свидетельствует о тех опытах, которые имели его предшественники, а сам этого опыта не постиг. В христианстве существует и такая, можно сказать, мертвая вера».
Вспомним историю Иова, который испытал на себе все превратности судьбы, прошел тяжелый путь внутренних дискуссий и откровенного вопрошания о Боге, чтобы затем встретиться с Ним лицом к лицу и еще больше утвердиться в своем изначальном доверии к Нему. Узнав о потере всего своего имущества и гибели своих детей, Иов не скрывает печали, но при этом говорит на языке сердца, а не трезвого и расчетливого ума: «Господь дал, Господь и взял; да будет имя Господне благословенно!» (Иов. 1:21).
 Путь Иова идет через сомнения к твердой и спокойной уверенности в Боге. Сомнения фиксируют внимание на проблемах, неразрешимых для разума, вера же фокусирует внимание на Боге, Который разрешает все противоречия и спасает чудесным образом из безвыходной ситуации.
«Я слышал о Тебе слухом уха; теперь же мои глаза видят Тебя; поэтому я отрекаюсь и раскаиваюсь в прахе и пепле» (Иов. 42:5-6). Иов на себе показывает возможность сомнений и путь их преодоления через личный опыт, опытную проверку. Сомнение в данном случае – это этап духовного роста, когда человек начинает проверять веру на своем личном опыте. Кто не прошел через сомнения, тот не получил уверенности, твердых и ясных убеждений. Сомнение – это недоверие к тому, что еще не испытал. Но после испытанного Божьего присутствия и Его силы сомнения обращаются в живую личную веру.
Но часто сомнение – это голос плоти, когда дух призывает стремиться ввысь, а разум в своей ограниченности не может объять духовные глубины, непроницаемые для гордого ума. Бог открывается как Он есть, а не как его представляют люди.
Сомнения в Боге можно разделить на два вида: сомнения в Его существовании и сомнения в Его непосредственной реальности как доброго и спасающего. Сомнения могут быть вызваны непониманием, ложными ожиданиями, разочарованием в людях.
Господь любит всех нас и всегда готов помочь нам советом и делом.
«И Я скажу вам: просите, и дано будет вам; ищите, и найдете; стучите, и отворят вам, ибо всякий просящий получает, и ищущий находит, и стучащему отворят».
Когда о чем-то просите, мысли должны быть чистыми, не противоречащими заповедям, данным Господом, в душе должны царить искренняя вера и ожидание, что все осуществится и твердое убеждение, что на все воля Божья. Не гордитесь: «Как это я буду просить?» Потому мы в бедности, что не просим, не ищем, не стучимся. «Имейте веру Божию, ибо истинно говорю вам, если кто скажет горе сей: поднимись и ввергнись в море, и не усомнится в сердце своем, но поверит, что сбудется по словам его, - будет ему, что ни скажет».
Петр поверил Иисусу, и эта вера оказалась сильнее одной из самых мощных сил во вселенной – силы гравитации, которая удерживает планеты на орбитах вокруг звезд, собирает звезды в галактики, а галактики в метагалактики. Вера победила эту силу, но только до определённого момента, пока не пришло сомнение. И то чудо, которое благодаря вере произошло на глазах изумленных учеников, немедленно прекратилось, как только появилось сомнение. Сомнение может разрушить чудеса, которые человек способен совершать силой веры.
 Вот что пишет о сомнении в своей книге « О вере, неверие и сомнение» митрополит Вениамин (Федченков): «Недостаточно опытные люди, впадая в сомнение, думают, что они будто бы становятся неверующими, и от этого весьма мучаются. Расскажу один характерный случай. Одна довольно интеллигентная женщина доселе была верующей; и, говея постом, она приступила к причастию. Когда уже приближалась ее очередь, вдруг у нее явились смутительные помыслы: “А может быть, св. Дары Тела и Крови Христовых есть простое вино и хлеб?” Эти мысли до такой степени напугали ее, что она готова была отойти в сторону от причащений».
Этот пример мы и рассмотрим. Чего она испугалась? — Появившихся мыслей. Но могут ли они называться неверием? Никак нет. И вот почему. Неверие есть непризнание или отрицание предметов веры. Но при сомнении такого отрицания нет. Есть лишь недоуменная мысль: да так ли это? Рассмотрим ее: есть ли это неверие? Вопрос есть только вопрос, недоумение — только недоумение. Но никак не больше. Уже одно это должно внести в душу мир, успокоение. Пойдем далее: отчего же пришло такое недоумение? Оттого, что, во-первых, нам в том или ином пункте нечто «непонятно», доселе «неизвестно», или даже для ума нашего совершенно «непостижимо».
Естественно, человек смущается. И этому никак не должно удивляться, а тем более — винить себя, как за преступление. Такое сомнение, повторю, совершенно “естественно”. Даже могу сказать больше: странно было бы, если таких помыслов никогда не бывало, а особенно — у людей мысли. И уже по одному этому не нужно — прежде всего — пугаться.
Тем более не следует пугаться потому, что здесь нет никакой дурной, греховной воли нашей. Нам всегда нужно помнить одно основное правило духовной жизни: “Единственное зло есть только грех!”
А греха в сомнении, с нашей стороны, при появлении его не было и нет. И это правильное, как мы видим, суждение снова внесет в нашу душу мир.
Но и этой осознанности еще недостаточно. Мучительное чувство продолжает оставаться в нас: хорошо ли это или нет, правильно или нет, но всякий сомневающийся знает, что это состояние влечет за собою беспокойство: ведь вопрос все же остается. Неясность — налицо?
Тогда мы пойдем еще дальше. Припомним наши прежние суждения, что неясность для нас чего-либо или непостижимость — не есть еще небытие... Это внесет еще больший мир. Это удалит с нашего пути мышления еще один камень преткновения, пугающий нас.
Но даже и после этого беспокойство будет еще мучить. Тогда мы должны обратиться к дальнейшим соображениям. Мы не понимаем чего-нибудь? Да так и должно быть! Предметы веры потому и требуют веры, что они непостижимы для ума; но даже и материальные, земные вещи — как мы не раз говорили — необъяснимы нам, хотя и воспринимаются на опыте.
Нам хочется освободиться и от этого состояния. Как же это достигается? — Различными способами: опыт подвижников указал нам несколько путей.
Во-первых, не берись даже! И — вот почему. Помня очень ясно, что сомнения происходят не от ума, не от нашей воли и что они (это — ясно) стоят пред совершенно непостижимыми для ума предметами, — не трать напрасных, бесполезных усилий: они — непреодолимы! Желание избавиться от них было бы подобно тому, как если кому захотелось бы «понять», например, конечность или бесконечность пространства и времени; или — поднять себя самого за волосы; или — рукою снять с неба звезду и т. п.
Во-вторых, не обращай на сомнение внимания; или, как опытные люди говорят, — «пренебрегай» такими искушениями (страха). Впрочем этот путь иному может показаться пугливым укрытием души от искания “истины”. На самом же деле он вызывается хотя бы простой непостижимостью; и разумные люди не хотят заниматься бесполезным делом.
Из житий обычно приводится в пример такой случай. В одном монастыре был неопытный, но пугливый послушник. На него напали «хульные» (их так называют) помыслы неверия. Он так был испуган, что не осмелился даже объявить об этом своему старцу или игумену, опасаясь, что его за это выгонят из монастыря. Старец, видя печальное его лицо, спросил, что с ним. Но послушник лицемерно ответил: «Ничего, хорошо». Через некоторое время тот опять спросил, в чем причина. Послушник снова скрыл, что у него на душе. Старец спросил его в третий раз и велел ему открыть свою душу. Тогда послушник со страхом упал ему в ноги и рассказал о своем долговременном и Старец велел ему раскрыть на груди одежду. Послушник подчинился.
— Стань против ветра! – Послушник стал.
— Ты можешь запретить ветру прикасаться к груди твоей?
— Нет!
— Так знай: и мы не можем запретить злому духу прикасаться к душе нашей! — И послушник успокоился; между тем доселе он мучился несколько лет.
В этом случае мы упомянули уже и о лукавом (о чем будет речь еще дальше), но сейчас нам важно наставление отцов: не обращать внимания на эти пугающие чувства и мысли.
О. Иоанн Кронштадтский в Дневнике говорит так: «Опытные люди даже презрительно “плюют” на подобные “навязчивые” помыслы...»
Большинство людей верит, что Бог есть, но все меньше людей обращается к Нему в молитве и приходит в церковь. Это означает, что люди принимают существование Бога как факт, ни к чему их не обязывающий. Существование Бога оказывается параллельным существованию человека. Бог и человек практически не пересекаются. Человечеством овладела страшная болезнь сомнения в действенности Бога, Его близости.
 Человек не может смириться с пустотой внутри себя и с одиночеством во Вселенной. Скорее всего, за такими сомнениями в Боге стоит не рациональная убежденность, а внутренний кризис и обида на Бога за свою жизнь, за свою судьбу.
Все наши претензии упираются в Бога, Который стоит за всеми бедами. Именно так люди вдруг становятся атеистами и перестают видеть Бога – они не хотят Его видеть. Нельзя быть врагом того, чего нет. Нельзя так ожесточенно воевать с отсутствующим Богом. Митрополит Вениамин (Федченков) высказал эту же мысль предельно смело: «В состоянии максимального провала, полной темноты, ощущения богоотсутствия, мы понимаем Кого нет – Бога, значит Бог есть».
Надо признать, что сомнения в благом Боге требуют от сомневающегося известной доли мужества и решительности. Но мужество сомневаться – ничто по сравнению с мужеством преодолеть сомнения, подняться выше них. Более того, упорство в сомнении ведет в тупик депрессии и богооставленности.
Сомнения возможны как временное состояние, но не должно становиться нормой или хронической болезнью. Апостол Иаков пишет:
«С великою радостью принимайте, братия мои, когда впадаете в различные искушения, зная, что испытание вашей веры производит терпение; терпение же должно иметь совершенное действие, чтобы вы были совершенны во всей полноте, без всякого недостатка. Если же у кого из вас недостает мудрости, да просит у Бога, дающего всем просто и без упреков, - и дастся ему. Но да просит с верою, нимало не сомневаясь, потому что сомневающийся подобен морской волне, ветром поднимаемой и развеваемой. Да не думает такой человек получить что-нибудь от Господа. Человек с двоящимися мыслями не тверд во всех путях своих» (Иак. 1:2-8).
Из этого текста видно, что сомнения связаны с недостатком мудрости и терпения. Все сомнения, все сомнительные ситуации Бог вскоре разрешает. Сомневающийся же как бы «застревает» на таких трудностях и не идет дальше, выше с Богом. Он остается один в неразрешимой без Бога ситуации и винит в этом Бога же.
Сомнение может быть связано также с ситуацией, когда личность раздваивается, когда есть два мнения и неизвестно, какое из них верное. Преодолеть сомнение можно лишь утвердившись в чем-то наиболее очевидном, твердом, надежном. Сделать выбор в пользу доверия Богу, определиться в своем отношении к Богу, утвердиться в своем призвании, бесповоротно последовать за Ним – здесь акт личной воли дополняется опорой на Божью силу, на Его благодатную помощь. Строить только на себе – значит строить на песке.
 Достоевский писал о своих сомнениях: «Не как дурак же, фанатик, я верую в Бога. И смеялись над моим неразвитием. Да их глупой природе и не снилось такой силы отрицание, которое перешел я».
Для христианина основой является Бог – единственный надежный ориентир среди сомнений, а не сам человек – сомневающийся и сомнительный. Человек принадлежит миру, по своей природе временному и призрачному. У библейских авторов жизнь людей часто сравнивается с морем, беспокойным и опасным. В критический момент человек не находит в себе самом твердой основы. Так в евангельской истории рассказывается о буре на море, во время которой ученики пришли в панику и возмущенно требовали спасения от спокойно спящего Христа.
Митрополит Антоний Сурожский задает уместный вопрос: «Не это же ли самое мы пеpеживаем по отношению к человеческим ситуациям? Сколько pаз нам случалось в личной или семейной тpагедии, пеpед лицом более обшиpных тpагедий наpодов и стpан, сказать: Бог-то в безопасности, Он на Своем небе, спит, почивает, смотpит, как мы сpажаемся и бьемся, ждет момента, когда битва окончится, когда сокpушатся наши кости, когда будут сокpушены и наши души и наступит момент, когда Он будет нас судить – но до тех поp Он остается вне тpагедии...»
Но Христос вступил в самую сердцевину ситуации. Мы находим Бога в эпицентре событий, в гуще человеческой жизни. На кресте Он навсегда соединил Свою судьбу с трагической судьбой человека, стал донельзя близким и доступным ему. В обращении к Богу человек исцеляется от сомнений. Его присутствие снимает все вопросы.
 Что зависит от нас, что от нас ожидает Бог в ситуации кризиса и внутренних сомнений? – Увидеть Его среди разбушевавшейся стихии, найти Его и не потерять. Отпустить бесполезные весла. Усмирить бунтующий разум. Быть честным с собой и признать свою слабость, ограниченность, безуспешность совладать с проблемами и решить страшные вопросы.
Довериться Богу и следовать за Ним. Сохранить среди сомнений, защитить от всех посягательств единственную опору – веру в Бога и Его живое присутствие в нашей жизни. Вернее, ее не надо защищать – все сомнения разбиваются как волны об эту первооснову жизни. Ее не надо защищать, ее надо просто держаться – крепко и отчаянно, изо всех сил.
Приносит ли неверие какую-либо пользу человеку? Дает ли душевный покой? Нет. Неверующий – самый несчастный человек на свете. Без веры в Бога он теряется в понимании самых простых вещей: мир Божий для него загадка. Откуда он произошел, если нет Творца? Как он стоит в красоте и порядке, если нет Бога Промыслителя? А люди и их жизнь для неверующего есть не что иное, как царство блуждающих теней, непонятное, бессмысленное. Отказываясь принять за истину то, чему учит вера, ум неверующего склонен усвоить всякую ложь, суеверие и заблуждение. С потерей веры человек сбрасывает с себя всякую узду, сдерживающую его чувства. Злые наклонности получают полную возможность развиваться, теряется вкус ко всему хорошему, святому, замирает всякое доброе чувство, истребляется стыд и страх за свои поступки. Без действия веры совесть теряет всякую власть над человеком: она засыпает, а иногда доходит до такого повреждения, что оправдывает самые худые дела. Справедливо, поэтому, говорят, что человек без веры есть человек без совести.
Кто назовет это состояние счастливым? Кто его одобрит, позавидует ему? Без веры в Бога, любвеобильного Отца всех людей, без добра и спокойствия в душе не может быть для человека счастья на земле: тоска, тяжесть, мука, неудовлетворенность... А если бедствия обрушатся на человека? Где тогда он найдет утешение и защиту? Откуда возьмет силы и мужество вытерпеть и вынести невзгоды жизни, самую смерть? Когда человек молод и полон сил и здоровья, он не задумывается о Боге, душе, вечной своей участи. Но когда жизнь клонится к закату, тогда он невольно обращает свой взор к концу и не может не задумываться над вопросом: что же будет с ним дальше? Неверие не дает ответа. И тогда мучительное состояние овладевает душою. Человек напрягает все силы, чтобы успокоить свой возмущенный дух, и не может этого сделать, ищет света и не находит.
Мы хотим иметь веру в Бога без сомнений?
 
Будем общаться с Ним как можно чаще:
• Читать Библию – чаще! Слово – одна из личностей Бога.
• Будем молиться – чаще! Не стоит уклонятся от общения с Богом, веру в Которого мы пытаемся укрепить.
• Будем ходить на служения – чаще! Не стоит пренебрегать встречами с Тем, в Кого мы хотим верить без сомнений.
• Будем нести служение в церкви – постоянно! Слуга особенно много общается со своим господином, а служитель церкви – с Господом.
• Будем помнить все чудеса Божьи. Никогда не замалчивать чудеса, происходящие по воле Бога в нашей жизни, они укрепляют веру. Свидетельствовать самому и слушать свидетельства других.
  
А существует ли другой путь избавления от сомнений?
    Да! Есть еще один, поистине универсальный «ликвидатор» сомнений – любовь к Богу. Почему? Потому что любовь содержит в себе особую веру:
 «Любовь долготерпит, милосердствует, любовь не завидует, любовь не превозносится, не гордится, не бесчинствует, не ищет своего, не раздражается, не мыслит зла, не радуется неправде, а сорадуется истине; все покрывает, всему верит, всего надеется, все переносит» (1-е послание Коринфянам 13/4-7).
Во имя любви к Богу и ближнему каждый христианин должен всемерно бороться с болезнью нашего века – неверием.

Мария Пронина
27.02.2012

    Спасибо большое! Очень воодушевляющая статья!

    По моему мнению плачет Бог, хотела уйти в Моностырь…. Грехов много.. на мне… , но послушала Вечер Нашидов…. И понимаю, душа моя стремиться туда…, теряю Веру? МЕНЯ ТЯНЕТ НА вОСТОК…

    эта вера успакаевает мою душу…. хотя я хрестиянка…, смотрю вокруг…. страшно! Грех потерять Веру….

    найти бы брата и вместе пойти к отцу просыпаться

Оставьте свой отзыв

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Ознакомлен и принимаю условия Соглашения *

*

Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago@cofe.ru