Птицы русского Православия: Жар-Птица


Простой ответ, что Жар-Птица – это  один из символов православной веры, вряд ли удовлетворит в своей краткости. Пожалуй, даже возбудит непростые вопросы, например такой: как же павлин, надменная птица царственной красоты с крикливым голосом стала одним из символов нашей веры и появилась у креста на фоне виноградной лозы на фасадах православных храмов? Что общего между красавцем-обитателем птичьих вольеров при царских дворах и монастырской жизнью?


Для начала, полистав страницы давно забытых сказок, вспомним, кто ж такая Жар-Птица. Согласно русским сказкам, живет Жар-птица, это олицетворение огня, света и солнца, в райском саду славян – Ирии, где охраняет молодильные яблочки, дающие красоту и бессмертие.  Это птица счастья с огненным оперением, за которой обычно охотится младший царский сын. Однако воровство пера Жар-Птицы не приносит покоя герою, видящему в обладании им лишь предмет для гордости. Добыча Жар-птицы сопряжена с большими трудностями, преодолевая которые герой проявляет немало сноровки, а иногда и хитрости.  Пение Жар-птицы исцеляет больных и возвращает зрение слепым.


Понятно, что павлин – гордость царских дворов, более всего подходил на роль Жар-Птицы именно по своему внешнему облику, а вот по внутреннему содержанию – вряд ли! Ведь отражение высокой мечты в зеркале грешного человеческого сознания обычно приобретает черты достоинств этого мира, который стремится внутреннее богатство отождествить со внешним великолепием, пламенные свойства характера заменяет холодной светимостью, трудный путь достижения божественной реальности силами собственной души подменяет азартом охоты за мечтой  и даже воровством ее с использованием хитрости. Таким образом, истинный облик Жар-Птицы в русских волшебных сказках в полном смысле демонизирован именно отождествлением ее с павлином – народное обыденное сознание не смогло подобрать, по правде сказать, худшего аналога мифической птице Феникс, под разными именами известной в разных религиях.   


Так древние египтяне-огнепоклонники рисовали  Феникса – птицу Бенну (в переводе «сияющая») – сжигающего себя на огне милосердия и восстающего из пепла в целости своего жертвенного служения, серой цаплей с хохолком на голове. Изображения греческого фойника больше походили на орла с огненно-красным оперением. Перо птицы Симург у древних иранцев – огнепоклонников, подаренное ею, могло спасти от беды и исцелить героя, пользовавшегося ее покровительством. Заметим, только добровольно подаренное перо спасало героя. У славян-язычников роль Феникса в сказках играла Жар-Птица – павлин с  сияющим оперением.. По сути своей птица Феникс была демонизированным мирским сознанием сияющим ангелом, о существовании которых знали многие древние верования.  Тут стоит напомнить, что птица издревле была аллегорией полета человеческой души, отождествлялась с абсолютной свободой, стремлением к высоким целям и духовным идеалам. Ангелы на православных иконах имеют птичьи крылья!


О Фениксе размышляли философы Геродот и Тацит, почитая божественные реальности, связанные с этим ангелом-птицей мифами. Однако ранние христиане считали Феникса реальностью, видя причину бессмертия птицы в  том, что она отказалась вкусить запретный плод в раю. В раннем христианстве изображение Феникса постоянно встречается на погребальных плитах: здесь его значение — победа над смертью, воскресение из мертвых.


А вот вопрос, откуда появились явные смысловые пересечения в изображении русского Ирия (рая) из волшебных сказок с библейским сюжетом грехопадения со вкушением райских яблок, мы рассматривать не будем, оставив этот вопрос читателю для размышлений или самостоятельных исследований.  Загадка того стоит!


Отметим лишь, что искажение смыслов сказочными сюжетами было восстановлено в русском Православии, в котором  Жар-Птица, не забытая именно в своей ангельской сути,  стала символом пламенной веры и Христова воскресения, воскресения духа Божия в реальности даже падшего мира, символом бессмертия и обновления души, следующей за Христом – Солнцем Правды – в своем надмирном, милосердном служении.  Тот факт, что на фасадах храмов она изображена в виде павлина отдает дань как славянским традициям, так и отражает уже исторический факт искажение всякого истинного ангельского лика в зеркале человеческого восприятия реальностей падшего мира.


«Тут лежит перо Жар-Птицы,


Но для счастья своего


Не бери себе его».


Духовное возрождение во Христе не может быть уворованным. Вот такой сказочный намек…


 

Марина Удалова
14.10.2013

    Большое спасибо! А разве запретный плод, кроме Евы, ещё кому — то змей — искуситель предлагал ?

Оставьте свой отзыв

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Ознакомлен и принимаю условия Соглашения *

*

Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago@cofe.ru