Лекарство от вымирания



Неважно, в поликлинике, больнице или в хосписе достойная жизнь пациента предполагает не только качественный уход за ним, хорошие бытовые условия и современную медицинскую технику, сколько возможность успокоения или исцеления израненной болезнью, пренебрежением к его проблемам и страхом смерти человеческой души. Православный врач или сестра милосердия – совершенно особые пути, воедино связывающие человеческие судьбы и промысел Божий. Эти профессии близки к священническому служению: исцеляя болезни телесные, врачуют недуги душевные.  Это путь сопротивления коммерциализации отношений между врачом и больным, обездушивающей эти отношения, как всякий бизнес на спасении. Не может наша медицина одновременно служить и Богу, и мамоне, ведь не секрет, что ей при всех ее достижениях выгодны и социальное расслоение общества, и уровень заболеваемости, и недостаточность ее финансирования, что увеличение количества высокотехнологичного оборудования не восполняют дефицита человеческого тепла и милосердия в отношениях врачей и пациентов, что даже в хорошо оборудованном стационаре равнодушием и «холодностью» чиновничьего отношения или сугубо медицинских манипуляций можно душевно ранить пациента, снизив или исключив возможность его физического исцеления.


«В основе отношения врача к пациенту, к проблеме болезни, ко всей этике и философии медицины лежит сострадание, чувство солидарности, уважение и благоговение перед человеческой жизнью, отдача тому единственному человеку, который сейчас перед ним. Без этого медицинская деятельность может быть чрезвычайно научной, но потеряет свою суть», - говорил митр. Антоний Сурожский, замечательный православный пастырь и хирург.


Именно поэтому христианский подход к больному и умирающему не просто допустим, но должен стать единственно возможным подходом к человеку во всех медицинских учреждениях. Сострадание и любовь, эти сильнейшие и дефицитнейшие лекарства, вкупе с профессионализмом православных сестер и братьев милосердия сегодня составляют надежду отечественной медицины на возвращение страдающего человека от безликой единицы в чиновничьей отчетности к уважаемой личности, и как «материальный результат» - на снижение смертности в вымирающей стране.


Немного статистики. Рекорд смертности в России был установлен в 2000 году, когда «естественная убыль населения», превышение смертности над рождаемостью, составила 949 тысяч человек. Именно в этот период свыше 70% населения России находилось в состоянии затяжного психо-эмоционального стресса, вызвавшего рост депрессий, реактивных психозов, тяжелых неврозов и психосоматических расстройств, алкоголизма, наркомании и антисоциальных вспышек. Причиной тяжелейшего стресса  было, что не секрет, ухудшение качества жизни большинства населения России, связанное с затяжным социально-экономическим кризисом. Начиная с 2004 года трагическая тенденция несколько сбавила темпы, и к 2010 году ежегодно убыль населения сократилась до 241, 4 тыс. человек. К 2030 году, по оптимистическим оценкам, падение численности населения остановится, и в стране будет 145-150 миллионов человек. По более реалистическим прикидкам, падение численности стабилизируется на уровне 150-200 тысяч человек в год и тогда к 2030 году в России будет 115-120 миллионов. По более негативным оценкам, если нынешние негативные тенденции сохранятся, то темпы депопуляции усилятся, и к 2030 году в стране будет менее 110 миллионов, а к 2050 население может сократиться до 90 миллионов человек.


Среди причин смертности с большим отрывом лидируют сердечно-сосудистые заболевания, затем идет – онкология, и на третьем месте – травмы и отравления.


Среди социальных первопричин смертности эксперты называют кризис доверия между людьми, между людьми  и социальными институтами, а также кризис  веры в обществе. Каждый из нас сегодня одинок настолько, что подвергает большой опасности свои душевное и физическое здоровье, отваживаясь на контакт с учреждениями, в том числе медицинскими. Круговая порука бездушия губит нас, и радикальная медицина как последняя остановка на пути странствования страдающего человека в миру этот круг, к сожалению, замыкает.


Возможно ли в таких условиях Президентским указом «О совершенствовании государственной политики в сфере здравоохранения» (от 07.05.2012) исправить ситуацию, воплотить в жизнь «розовую мечту» госаппарата, командными методами снизить смертность от болезней кровообращения с 900 до 649.4 случаев на 100 тыс. населения, новообразований – с 210 до 192.8 на 100 тыс. населения, от туберкулеза – с 15 до 11.8 на 100 тыс.? И что ответит наша Церковь как специалист в медицине духовной на вызов смерти? Способна ли она одухотворить законодательные попытки в решении трагичнейшей проблемы нашего времени? Ведь официальными указами невозможно научить человека гуманному отношению к себе подобному, невозможно бизнес на спасении превратить в благотворительность, увеличением количества высоко технологичного оборудования компенсировать смертоносное равнодушие медицины, то есть победить главные причины нашего вымирания – человеческую разобщенность. Излечить ее может только Любовь – единственное, что объединяет всех. Любовь, рождающая милосердное отношение к людям, желание отдаваться бесстрашно во спасении.


Многим неравнодушным людям сегодня видится единственный выход: поменять распространенную формулу «Я и больной» на «Больной и я», где «я» - последняя буква в алфавите болезней и проблем, профессионально связывающих врачебный персонал с пациентами. Только тогда медицина спустится с бизнес-высот и вернется к служению. Для этого практикующим врачам с помощью православных миссионеров необходимо понять, что пугающий их «христианский подход» к больному - это не стремление воцерковить больного любой ценой, а  воплощение в общении с ним главных христианских идеалов любви и милосердия – в простейшей заботе сначала о болеющем теле (напоить, обезболить, поменять памперсы), а потом и о страдающей душе (заговорить именно о его жизни, о его боли, попытаться найти смысл в его страданиях, помочь либо перенести их достойно человеку, либо умереть, не теряя человеческого достоинства).  Только с пониманием этого администрации стационаров и поликлиник перестанут пугаться женщин с красными крестами на косынках и священников, предлагающих сотрудничество – во спасение пациентов больниц и клиник. Перестанут ассоциировать православие исключительно с ритуальной его стороной, непонятной и чужой человеку, не раскрывшему Господу своего сердца.


Во многих стационарах России этот процесс, как говорится «идет» - атеистический медперсонал, оставляя себе чисто технические функции, нерегламентированную инструкциями и «душевную» работу отдает добровольцам. И это уже неплохо – система отношений к больному не может быть изменена в корне, но эти маленькие компромиссы в рамках стационара способны дать надежду на выживание не одной сотне больных.


«У меня нет слов, у меня нет знания, но у меня есть ласка, у меня есть тепло, и этим я могу поделиться. Я могу сказать самую нелепую вещь, которая вдруг окажется самой нужной вещью для этого человека. Не искать формулировок, не искать каких-то доводов, а просто пожалеть, просто поласкать». (Митрополит Антоний Сурожский). Не с «умных» анализов – с этого и только с этого может начаться возрождение страны. Даже, если всю Россию ассоциировать с лечебным учреждением…

Марина Удалова
09.07.2012

Оставьте свой отзыв

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Ознакомлен и принимаю условия Соглашения *

*

Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago@cofe.ru