Гордыня — как же она мешает жить


 Коринфянам, гл. 11


Вот, смотрите, кто-то что-то про нас сказал, и тотчас наша гордыня вся вскипела, и мы уже не можем быть спокойны. Иногда какая-то мелочь в жизни может вывести нас из равновесия. Как это все над нами властвует! И вот в таком слабом состоянии мы нуждаемся именно в спасении.


 Гордость – грех сатаны, первая страсть, которая появилась в мире еще до сотворения людей. Когда был создан мир ангельский, один самый высший и могущественный ангел, Денница, не захотел находиться в послушании и любви к Богу. Возгордился своим могуществом и силой и возжелал сам стать как Бог. Денница увлек за собой многих ангелов, и произошла на небе война. Архангел Михаил и ангелы его сражались с сатаной и победили злое воинство. Сатана-Люцифер пал как молния с небес в преисподнюю. И с тех пор преисподняя, ад – это место, где обитают темные духи, место, лишенное света и благодати Божией.


В основе любого бунта лежит гордость. Нам, людям, воспитанным в советское время, с детства внушалось, что гордость – чуть ли не главная добродетель советского человека.  «Человек – это звучит гордо»; «У советских собственная гордость: на буржуев смотрят свысока».


Очень часто, то что мы делаем или не делаем, но чувствуем при этом внутренний дискомфорт - это является признаком гордыни. И она сильно отклоняет нас от истинного пути, от возможности не впадать в крайности и двигаться к Богу более осознанно.


В словаре Даля такое определение «Гордый - надменный, высокомерный, кичливый; надутый, зазнающийся; кто ставит себя самого выше других».


Священное Писание во многих местах осуждает гордыню. Например, в Ветхом Завете, в Книге Премудрости Иисуса сына Сирахова сказано: Начало греха - гордость, (Сир. 10:15 рс).  Священное Писание нас учит, что начало всех грехов есть гордыня. Из этого следует, что добродетель противоположная гордыне, смирение, есть начало всех добродетелей. В Творении  святых отца  Ефрема Сирина, есть глава 3-я под названием «В низложении гордыни». Там прекрасно описана природа гордыни и противоположной добродетели смирения:


«Без смиренномудрия напрасны всякий подвиг, всякое воздержание, всякое подчинение, всякая нестяжательность, всякая многоученность. Ибо как начало и конец добраго - смиренномудрие, так начало и конец худаго - высокоумие. А этот нечистый дух изворотлив и многообразен; почему употребляет всякия усилия возобладать всеми, и каждому, каким кто ни идет путем, ставит на оном сеть. Мудраго уловляет мудростию, крепкаго крепостию, богатого богатством, благообразного красотою, красноречиваго краснословием, имеющаго хороший голос приятностию голоса, художника исскуством, оборотливаго оборотливостию. А подобным сему образом не перестает искушать и ведущих духовную жизнь, и ставит сеть отрекшемуся от мира в отречении, воздержному в воздержании, безмолвнику в безмолвии, нестяжательному в нестяжательности, многоученому в учености, благоговейному в благоговении, сведущему в знании (впрочем истинное ведение сопряжено со смиренномудрием). Так высокоумие во всех старается посеять свои плевелы. Почему, зная жестокость этой страсти (ибо как скоро она укоренится где, ни к чему негодными делает и человека и весь труд его), Господь к победе над нею дал нам средство смиренномудрие, сказав: «Егда сотворите вся повеленная вам, глаголите: яко раби неключими есмы» (Луки 17, 10) .


У Святителя Тихона Задонского, в его творениях, есть такое рассуждние о гордости:


«Премерзкий грех есть гордость, но мало от кого познается, яко глубоко в сердце сокровен есть. Начало гордости есть незнание себе самого. Сие незнание ослепляет человека, и так человек гордится. О, когда бы человек познал себе самого, познал бы свою бедность, нищету и окаянство, никогда бы не гордился! Но тем паче окаяннейший человек есть, что не видит и не познает бедности и окаянства своего. Гордость от дел, как древо от плодов, познается» Знаки гордости :


1. Славы, чести и похвалы всяким образом искать.
2. Дела выше сил своих начинать.
3. Во всякия дела самовольно мешаться.
4. Себе без стыда возвышать.
5. Других презирать.
6. Чести лишившися, негодовать, роптать и жаловаться.
7. Высшим быть непокорну.
8. Добрая себе, а не Богу приписывать.
9. Во всем показываться тщаться. (Тщиться - стараться (Даль).
10. Других дела пересуживать.
11. Погрешности их возвышать, хвалу уменьшать.
12. В слове и поступке надменность некую показывать.
13. Исправления и увещания не любить, совета не принимать.
14. Не терпеть в уничижении быть, и прочая.


Святой Праведный отец Иоанн Кронштадтский в своем дневнике «Моя жизнь во Христе» пишет так: «Кто заражен гордостию, тот ко всему наклонен оказывать презрение, даже к предметам святым и божественным: гордость мысленно уничтожает или оскверняет всякую добрую мысль, слово, дело, всякое творение Божие. Это мертвящее дыхание сатаны .Крепко наблюдай за проявлениями гордости: она проявляется незаметно, особенно в огорчении и раздражительности на других из- за самых неважных причин .Гордость в вере проявляет себя тем, что гордый дерзает поставлять себя судьей веры и Церкви и говорит: я этому не верую и этого не признаю; это нахожу лишним, это ненужным, а вот это странным или смешным .»


Начало греха есть гордость. Гордость, как грех, никогда не бывает одна. Она порождает целую вереницу, с нею связанных, других грехов. Гордый человек ищет похвалу, себя возвышает, других презирает, высшим не покоряется, совет не принимает, обижается, не может простить, помнит зло, не хочет уступить, не может признаться в ошибке, хочет быть лучше других, своевольничает и т. п. Таким образом, гордость есть не только грех, но и начало и источник всякого другого греха и зла. Очень часто не глупый, интеллигентный и образованный человек из за гордыни превращается в глупца.


Каждый человек грешен, и только Господь Бог безгрешен. Человек постоянно грешит и имеет много греховных привычек, и все это ему и другим портит жизнь. Чем греховнее он, тем труднее ему жить, тем более он закоснел в зле и не понимает это, а если знает, то не умеет из него выбраться. Чем более он грешный, тем труднее ему нормально общаться, любить по настоящему, да и быть любимым. Православная вера призывает нас жить по Заповедям Закона Божия, которое включает духовное самовоспитание - борьбу с нашими греховными привычками и воспитанием в себе положительных качеств. Соответствующий духовный рост достигается постепенно.


На исповеди частенько, когда задается нам  вопрос о грехе гордости,  часто  отвечаем: «Чего-чего, а гордости у меня нет». Святителю Феофану Затворнику одна женщина пишет: «Говорила с духовным своим отцом и сказывала ему о себе разное. Он прямо мне сказал, что я горда и тщеславна. Я ему ответила, что я совсем не горда, но терпеть не могу приниженности и угодничества». И вот что ответил ей святитель: «Отпели прекрасно. Вы не давайте себя им в обиду, чтоб знали, что за вас голою рукою нельзя хватать. Вишь, выдумал называть как, да еще в глаза? Теперь и я вам приговорю: на что же лучшее доказательство, что вы горды, как отповедь ваша? Она не плод смирения. И зачем вам поперечить такому приговору?.. Лучше вам, не переча, положить вникать в себя хорошенько, нет ли, в самом деле, в вас сего зелья, крайне недоброго».


Грехопадение человека происходит постепенно. Он не сразу впадает в большой грех, а постепенно. От первого маленького, и кажется, безобидного действия он может падать все дальше и дальше, пока грех не станет привычкой. Святые отцы подвижники  различают пять стадий (степеней) греха: прилог, сочетание, сложение, пленение и страсть. Эта постепенность относится ко всем грехам, маленьким и большим: скажем, лень, ложь, обман, кража или алкоголизм и наркомания - все они могут стать страстью.


Прилог - это когда без желания и против воли человека у него появляются греховные мысли или даже представления. Если мы эту греховную мысль сразу отгоним, то мы еще не совершили грех. В этой степени грех легче всего преодолеть. При появлении прилога, его нужно решительно отвергнуть.
Сочетание - это добровольное размышление о грехе. Человек не совершает грех, но только думает о грехе, это уже грех.
Сложение - это желание греха. Человек иногда грешит, но все еще сознает свою греховность.
Пленение - это частое исполнение греха, но человек все еще сознает свою греховность.
Страсть - это когда грех стал привычкой, это уже рабство греху. Грех совершается легко и человек не чувствует что он грешит и даже может этим гордиться. В этой степени труднее всего преодолеть грех. Нужен пост, церковная молитва и напряженная борьба. В Евангелии на эту тему сказано так: «сей же родъ изгоняется только молитвою и постомъ» (Мат.17:21).


 Святые отцы насчитывают восемь страстей, от которых рождаются все другие грехи и страсти, именно: чревообъядение, блуд, сребролюбие ,гнев, печаль, уныние, тщеславие и гордость.


Святой Кассиан Римлянин говорит о гордости, что хоть она и стоит последней в списке восьми страстей, «но по началу и времени есть первая. Это самый свирепый и самый неукротимый зверь». Гордость в череде страстей стоит после тщеславия, а значит и проистекает от этого порока, имеет в нем начало. «Блистание молнии предуказует громовой удар, а о гордости предвещает появление тщеславия», – наставляет преподобный Нил Синайский. Поиск тщетной, суетной славы, похвалы, завышенная самооценка рождает превозношение над людьми: «Я выше их, достойнее; они ниже меня». Это и есть гордость. С этим чувством связано и осуждение. Как же, если я выше всех, то значит и праведнее, все остальные грешнее меня. Завышенная самооценка не позволяет объективно судить о себе, зато помогает быть судьей других.


Гордыня, начавшись с тщеславия, может дойти до глубин адовых, ведь это грех самого сатаны. Ни одна из страстей не может вырасти до таких пределов, как гордость, в этом-то и есть ее главная опасность.  Осуждать – значит судить, предвосхищать суд Божий, узурпировать Его права (в этом тоже страшная гордость!), ибо только Господь, знающий прошлое, настоящее и будущее человека, может судить о нем. Преподобный Иоанн Савваитский рассказывает следующее: «Раз пришел ко мне инок из соседнего монастыря, и я спросил его, как живут отцы. Он отвечал: “Хорошо, по молитвам вашим”. Затем я спросил об иноке, который не пользовался доброй славой, и гость сказал мне: “Нисколько он не переменился, отче!”. Услышав это, я воскликнул: “Худо!”. И только я сказал это, тотчас почувствовал себя как бы в восторге и увидел Иисуса Христа, распятого между двумя разбойниками. Я было устремился на поклонение Спасителю, как вдруг Он обратился к предстоящим ангелам и сказал им: “Изринте его вон, это антихрист, ибо осудил брата своего, прежде Моего суда”. И когда, по слову Господа, я изгонялся, в дверях осталась моя мантия, и затем я очнулся. “Горе мне, – сказал я тогда пришедшему брату, – зол сей день мне!”. ”Почему так?” – спросил тот. Тогда я рассказал ему о видении и заметил, что оставленная мной мантия означает, что я лишен покрова и помощи Божией. И с того времени семь лет провел я, блуждая по пустыням, ни хлеба не вкушая, ни под кров не заходя, ни с человеками не беседуя, пока не увидел Господа моего, возвратившего мне мантию».


Вот как страшно выносить суждение о человеке. Благодать отошла от подвижника только оттого, что он сказал про поведение брата: «Худо!». Сколько же раз на дню мы в мыслях или словом даем свою беспощадную оценку ближнему! Каждый раз забывая слова Христа: «Не судите, да не судимы будете» (Мф. 7: 1)! При этом мы в душе, конечно, говорим себе: «Уж я-то никогда не сделал бы ничего подобного!». И очень часто Господь для нашего исправления, чтобы посрамить нашу гордыню и желание осуждать других, смиряет нас.


В Иерусалиме жила одна девственница, которая шесть лет провела в своей келье, ведя жизнь подвижническую. Она носила власяницу и отреклась от всех земных удовольствий. Но потом бес тщеславия и гордости возбудил в ней желание осуждать других людей. И благодать Божия оставила ее за чрезмерную гордость, и она впала в блуд. Это случилось потому, что она подвизалась не из любви к Богу, а напоказ, ради суетной славы. Когда же она пришла в опьянение от демона гордости, святой ангел, страж целомудрия, оставил ее.


Очень часто Господь попускает нам впасть именно в те грехи, за которые мы осуждаем ближних. Наши оценки ближнего очень неполны и субъективны, мы не только не можем заглянуть в его душу, но и часто вообще ничего не знаем о нем. Христос не осуждал явных грешников, ни блудниц, ни прелюбодеев, потому что знал, что земной путь этих людей еще не закончен, и они могут стать на путь исправления и добродетели. Только суд после смерти подводит последнюю черту всему тому, что сделал человек в жизни. Мы видим, как человек грешит, но не знаем, как он кается.


 Чтобы не грешить гордостью, нужно знать и помнить свои грехи и слабости, это смирит нас. Гордиться может действительно тот, который себя мало знает. Потом нужно помнить, что все что у нас есть, все это от Господа Бога и без Него у нас не было бы ничего. Кроме того нужно помнить что мы на земле временно и все наши достижения здесь - знания, слава, богатство - у Господа Бога не имеет никакой цены.


Конкретно нужно избегать почестей и стараться никогда не быть на первом месте. Нужно меньше говорить, избегать споров, вести себя скромно и ничего не делать напоказ, стараться не быть центром внимания и не настаивать на своем.


Остановиться своими силами можно, когда гордость еще не переросла в гордыню. С гордостью «от молодости» это происходит само собой в ходе взросления. Это – часть более глубокого процесса, который в православии носит имя трезвения. В первую очередь это осознание своего Я как средства, а не как цели. Именно потому, что человек знает, что в нем – образ Божий, он говорит Ему: «это не я, а Ты». А та часть Я, которая не Ты, - земля, и в землю вернется. Трезвый взгляд на себя – начало смирения, которое – главное лекарство от гордости. Смиренный осознает свою причастность не только Богу, а и земле, но тем тверже на ней стоит. Гордый принимает свои миражи за правду, а смиренному дается умение правду просто видеть. Это и разрушает порочный круг устремленности глаз души на себя саму.


 Другое природное лекарство против гордости – любовь и благодарность. Гордость несовместима с любовью: в любви к другому человеку мы забываем свое Я, как бы жертвуем им, и в любви к Богу – тоже. Так же изгоняется гордость и благодарностью людям, сделавшим нам добро, или Богу, сделавшему нам все. Если мы понимаем: в меру, в которую я приобрел способность гордиться, я потерял способность благодарить – это для нас прививка от гордости.


 Еще одно лекарство зависит от нас самих: открыться другим, сломать барьеры между собой и ими, возводимые гордостью. Это трудная операция, как хирургия на себе самом, но она эффективно разрушает  механизм самозамыкания гордости. Открытость для воздействия других – это зависимость от них, послушание им. Последнее легче, если понимать, что это послушание через них – Богу.


И перейдя через рубеж гордыни, когда человек уже не в силах помочь сам себе, он может получить лекарства от самой жизни и от Бога. Жизнь часто подносит гордому под нос нашатырь страдания. Бывает, мы сами не понимаем, за что оно нам – все равно приходится принять эту горькую пилюлю, волей или неволей.


 Страдание гордого – знак противления Бога противящимся Ему. Но это и возможность – остановить свой бег в дьявольской упряжке, куда нас запрягли, и вместо этого тяжелого и смертоносного хомута принять иго Христа. Оно бесконечно легче, чем бремя гордости, только гордые этого не знают. Тяжкие удары судьбы учат этому, разбивая нашу упряжь как скорлупу, чтобы впустить Бога. Смирение – это вера: положиться на  Бога, а не на свои силы,  принять зависимость от Него.


В смиренной душе гордыня исчезает, как мираж, каким она, в сущности, и является – она ведь самообман. Вместо нее водворяется мир Христов. Это та независимость ни от каких уколов мира и судьбы, которую тщетно рисует в душе гордыня. Тут эта независимость реальна, потому что она – зависимость от Бога. Зависимость предельная, вплоть до беззащитности, до слияния с Ним на кресте.

Мария Пронина
05.05.2013
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago@cofe.ru