Перо прилетевшего сокола


Напрасно я поверила прогнозу погоды в интернете. Обещали небольшую прохладу, которая лишь настроит на рабочий лад, а Москва встретила пронизывающим ветром и мелким противным дождем.
Утро. Храм святого мученика Трифона, что в Напрудном. Прошу разрешения сделать несколько фотографий.
- Нет, милая моя, - ответила одна из работниц храма, - без благословения батюшек никак нельзя. Мы прикреплены к Знаменскому храму, который в Переяславской слободе, батюшки там сейчас. У нас же служба только по воскресным дням бывает. Ты сходи, благословись, потом фотографируй сколько хочешь.
- Холодно на улице, я только с поезда, может быть, сделаете для меня исключение? Да и куда идти, я не знаю…
- Я объясню, только ты, милая, меня просьбами не мучай, я послушание выполняю и никак не могу тебя пустить работать без батюшкиного благословения.
- Ну а как же милосердие и любовь к ближнему? Разве всего этого выше послушание?
- Не мучай меня, сходи…- послышалось мне в ответ.
Ливень обрушился внезапно, налетела черная туча и вылила на московские улицы какие-то страшные потоки воды. Асфальт превратился в реку, машины, проезжая, заливали тротуар и прохожих не брызгами, а настоящей волной. Одной такой меня и накрыло, промокла до ниточки. Я боялась, что дождь насквозь промочит сумку с фотокамерой и диктофон, боялась за технику - она не любит сырость.
В храме в честь иконы Божией Матери «Знамение» шел молебен. Служили его перед образом святого мученика и чудотворца Трифона. Потом бабушка из церковной лавочки мне рассказала, что в этот образ вделаны драгоценные ковчежцы с мощами святого. Они лет двести назад были привезены из Черногории, где хранится глава святого мученика Трифона. Икона же попала в Знаменский храм из московского Свято-Трифоновского храма в Напрудном, когда его в тридцатых годах закрыла советская власть. И не только закрыла, но и разграбила. Престолы, возведенные в 1860-х годах, во имя Святителя Филарета, Митрополита Московского, и во имя Святителя Николая, были разрушены. После нескольких взрывов устоять удалось только старинной части здания, которая была построена в XV веке.
Иерей Максим Батурин в конце молебна окропил святой водичкой прихожан, напомнил о времени вечернего Богослужения и времени чтения акафиста мученику Трифону и уже собирался входить в алтарь…
- Батюшка, простите, - обратилась я, - благословите на съемку в храме святого Трифона.
- Благословляю. А вы знаете, кто его построил?
Мне показалось, что батюшка несколько обрадовался возможности напомнить интереснейшую историю этого храма. Прихожане не торопились расходиться, окружили нас с батюшкой и слушали с большим интересом.
- В древности, - продолжал отец Максим, - на месте сегодняшнего храма святого Трифона были Великие Пруды. Сюда князья и цари любили приезжать с соколами и кречетами на охоту. По преданию, при Царе Иоанне Грозном его сокольничий Трифон Патрикеев упустил любимого царского сокола. За такую провинность ждало боярина наказание, если только он в три дня не найдет улетевшую птицу. На третий день безуспешных поисков сокольник Трифон приехал на Великие Пруды и усердно стал молиться своему святому. Ему явился юноша на белом коне, державший в руке того самого царского сокола. В благодарность за спасение на этом месте, где было явление святого, Трифон Патрикеев построил часовню.
- Батюшка, - поинтересовалась я, - а не ведется ли в вашем храме книга записей чудесной помощи святого Трифона?
- Мы и без всяких записей доверяем своему святому. Просто приходят люди и рассказывают сначала о своих проблемах, обращаются к святому Трифону в молитвах за помощью, и вскоре уже заказывают благодарственные молебны, иногда рассказывают о том, как разрешилась с помощью святого их проблема. Но адреса и фамилии мы у них не спрашиваем. Помощь пришла, и слава Богу! Значит, Господь слышит нас, значит, святой Трифон молится о нас.
В дверях храма меня остановила женщина, поинтересовалась - для чего батюшку выспрашивала.
- Я из Православной газеты, корреспондент.
- А меня Лидией зовут, я святого Трифона как родного сына люблю. Может, нельзя так о святом, только уж больно он мне дорог, и когда никто в жизни мне помочь не мог, он качал меня на руках, как ребенка, и утешал. Случилось так, что стали мы с мужем разводиться, и в этот момент смертельно заболел наш сын, а я осталась, как бомж, без жилья. Все неприятности сразу обрушились на меня. Я приходила и плакала, просто не уходила из храма. Идти-то было некуда. И вот уснула я в парке на лавочке и вижу такой нежный сон. Будто вхожу в храм, а иконы там огромные, своды высокие, свечи не горят. Стою, молюсь, молюсь, и от усталости уже начинаю падать, а меня на лету подхватывает прекрасный юноша. У него волосы до плеч, не очень яркого рыжего цвета, а со спины они будто солнышком подсвечены. Берет он меня на руки и качает, знаете, так малышей качают, чтобы они не плакали. И такой поток доброты и любви влился в мое сердце, что стало мне радостно и спокойно. Просыпаюсь на лавке и счастливо улыбаюсь, и в душе появилась такая стойкость, уверенность, что все в моей жизни будет хорошо, только молиться надо. Я же до всех этих моих неприятностей в храм редко ходила, «забегающей» была. Забегу, свечу поставлю, когда очередь большая в регистратуру, то и обедни даже не закажу - стоять неохота было. Вот и добегалась. Так мне и надо, это я только сейчас поняла. Ну вот как нас, ленивых, спасать, как обратить нас к Богу? Только так. Сейчас сыночек мой выздоровел, муж опомнился и больше не выгоняет из квартиры, заявление о разводе из загса он тоже забрал. Но, правда, продолжает пить. А где пьянка, там и блуд. Иногда со мной сынок ходит на службу, все молимся за заблудшего нашего папку. Даст Бог, вымолим.
…В храме святого Трифона работница Татьяна меня сразу провела в трапезную. Я переоделась после ливня в сухую одежду и стала отогреваться кипяточком и различными печеными вкусностями. Рассказала, что благословил меня батюшка Максим, а одна женщина поучительную историю поведала.
- Ты на меня не обижайся, - говорила Татьяна, - вот не сходила бы в Знаменский, не побывала бы на молебне, да и всего этого интересного не услышала бы.
Преподавательница воскресной школы Ольга рассказывает, что чисто московской традицией последние сто лет стало обращаться к святому Трифону за помощью в поисках работы. Толпы москвичей приходили в храм только с одной просьбой - найти работу. В последнее время стали приезжать и из других городов, оказывается, сам Архимандрит Иоанн (Крестьянкин) советовал своим духовным чадам молитвенно обращаться к святому мученику Трифону в поисках работы.
Храм внутри оказался небольшим, скорее похож на часовню, первоначально-то и строил сокольничий Трифон Патрикеев часовню, а не храм. Две внушительных размеров иконы с образом святого Трифона на белом коне и с соколом в руке, со святыми частицами мощей.
- Все образа святого, что сейчас в храме, - сказала Ольга, - написаны уже в наши дни, древние были утрачены в тридцатые годы. А старинную фреску отправили на хранение в Третьяковскую галерею. Но эти иконы - точные копии тех, которые были написаны при строительстве храма, и святой Трифон на них изображен так, как был написан на древней храмовой фреске - на белом коне с птицей в руке. И на родовом гербе князей Патрикеевых, один из которых возвел этот храм, изображен конный молодой сокольничий с птицей в руке.
До наших дней сохранилась икона, что сейчас находится в Знаменском храме. В начале XIX века она была центром Трифонского богомолья. Каждый день сейчас перед ней служится молебен. А весь сегодняшний храм святого Трифона был алтарем в том старом храме, после всех разрушений уцелел только он. Пол в храме из огромных булыжников, а стены из больших камней. Каждый из них - мостик между древним преданием о царском сокольничем и нашими днями.
Работница храма Татьяна уговаривала меня не уходить, а переждать дождь. Но переждать такой дождь невозможно. Из него можно только уехать. Татьяна заботливо обернула все мои сумки целлофановыми пакетами, мне подарила книгу о храме, житие святого Трифона и его образок.
- Ты прости меня, - сказала Татьяна и протянула синий зонтик. - Спасет тебя хоть немного от дождя. А меня не суди, я без благословения батюшки не могу пропускать фотографировать - послушание у меня такое.
- Да это вы меня, упрямицу, простите…
Мы с Татьяной по христианской традиции трижды обнялись и поцеловались. И вопрос, который весь день томил мою душу, что важнее - послушание или милость к ближнему, - решился сам собой.

На снимках: церковь Святого Трифона в Москве; икона Святого Трифона с соколом.

Ольга Круглова
26.09.2008

    Спаси Господи за интересный рассказ!

    J is Bulgaria.Umalau Vas dobria ludi prashu molitv sa rabu Bogia Iordanka i rabu Bogia Peta(eta genskoe ima v Bulgaria) o rabote. Hranit vas Gospod.

    Spasi i Pomiluy vseh nas GOSPODI,
    po Velikoy Milosti TVOEY!
    Sviatoy muchennik Trifon, pomogi Rabe Bojyey Iordanke, i Rabe Bojyey Pete nayti rabotu.

    J is Bulgarij.J blagadarna Bogu, Mater Bogij,sv.Trifon i vseh svjtii. a toge i vam dobrija ludi, kto malilis o Rabe Bojyey Jordanke i Rabe Bojyey Petj o rabote.Iordanka snachala rabotu.Spasiba na Bog sa vsou, spasiba i na vas dobrie ludi.Hranit Vas Gospod.

    Спасибо за интересную статью.Теперь я знаю к кому обращаться при поисках работы.

    Ольга, Благодарю Вас, за интересную и добрую статью, получилась очень красивая, интерестно изложенная история. Обязательно посещу храм в честь святого Трифона в Напрудном.

Оставьте свой отзыв

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Ознакомлен и принимаю условия Соглашения *

*

Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago@cofe.ru