Татомир Матвей Климентьевич (1848-1904)


Память 17 сентября


Местночтимый святой Санкт-Петербургской епархии блаженный и праведный затворник Матфей (Матвей Климентьевич) Татомир (по другим данным – Тотамир) родился 16 ноября 1848 года в селе Стрильчинец Каменец-Подольской губернии, в семье приходского священника, протоиерея отца Климентия. Как это было раньше принято, Матвей Татомир последовал по стопам своего отца и поступил в духовную семинарию. В Каменец-Подольской семинарии преподаватели и соученики обратили внимание на глубочайшую религиозность Татомира, все были твёрдо уверены, что он непременно станет монахом. В 1867 году, после выпускного экзамена в духовной семинарии, юный Матвей обратился с просьбой к Владыке Леонтию о монашестве, но будущий митрополит Московский категорически отказал молодому человеку. Дело в том, что отец Леонтий был противником приёма молодых людей в монахи.
После этого Матвей Татомир принял решение уйти в науку для лучшего служения ближним и Всевышнему. Вскоре он переезжает в столицу, а в 1871 году поступает в Санкт-Петербургский университет, где начинает учиться на восточном факультете. Учёба давалась ему с большим трудом. Из-за проблем в успеваемости ему не раз приходилось переводиться с факультета на факультет. Революционные события, охватившие в это время Петербургский университет, отразились на дальнейшей судьбе М.Татомира. На митинге студентов 1876 году он защищал своего любимого профессора. Санкции не заставили себя долго ждать, в том же году М.Татомир несправедливо был отчислен из университета и выслан из Санкт-Петербурга. Светское образование Матвея на этом прекратилось, в университете восстановиться ему больше не удалось.


После этого драматического события Татомир начинает с ещё большими силами обращаться к Богу, постигая смысл духовной жизни. Матвей вернулся на родину и некоторое время жил в Каменец-Подольске, а потом решил отправиться в паломничество в Святую Землю. Более трёх лет продолжалось паломничество Татомира, причём он много времени провёл в Иерусалиме.
Из паломничества в Петербург вернулся уже практически другой человек, глубоко укрепившийся в вере православный христианин. Матвей без сожаления раздал всё своё имущество, а на своей квартире устроил домовую церковь и полностью погрузился в религиозную жизнь Петербурга. Матвея постоянно видели в разных храмах Петербурга, где к нему многие обращались с непростыми вопросами, на которые он давал удивительно точные ответы, используя глубочайшее знание Священного Писания. В народе необычайно возросла популярность Татомира, к нему стали обращаться с просьбами о молитве за себя и своих близких.


Ширившаяся известность подвижника заставила Матвея уйти в затвор в собственной квартире, где он постоянно принимал богомольцев-посетителей. Однажды император Николай II посетил блаженного Матвея в затворе, где тот постоянно молился. Из воспоминаний настоятеля церкви во имя Пресвятой Троицы храма «Кулич и Пасха» протоиерея Виктора Голубева: «Моя духовная мать старица Ольга Васильевна (Богданова-Бари) так мне рассказывала о блаженном Матвее Татомире: “Царь Николай посетил его, когда он подвизался в склепе на Лаврском кладбище. “Как холодно-то здесь у тебя!” – воскликнул изумленный Государь. “Я, Ваше Императорское Величество, поклончиками согреваюсь”, - ответил подвижник. И Царь дал ему квартиру на Ивановской улице в доме № 22».


Однажды совершенно случайно к Матвею зашла одна женщина, Любовь Матвеевна Лимонштайн, лютеранка по вероисповеданию, и была потрясена силой веры Татомира и окружающей его благодатью. Беседы Татомира с этой женщиной не прошли бесследно, вскоре она принимает православную веру, а её крестным отцом стал блаженный Матвей.
Старица Любовь около 13 лет была келейницей затворника Матвея, помогая ему по хозяйству. В своих воспоминаниях она пишет о нём: «Крестный отец мой, благодаря которому я перешла из лютеранства в православие, вскоре по окончании университета отправился в Иерусалим, где пробыл более трёх лет. Человек он был очень богомольный: с ним ходили мы по разным церквам, особенно, когда происходили какие-либо торжественные службы. Небольшая квартирка на Ивановской была часто переполнена людьми разного звания. Но чаще всего к нему приходили те, кого посетила какая-нибудь нужда, горе, несчастье. Все уходили от него утешённые, с облегчённой душой. Немало он оказывал денежной помощи беднякам – платил за них долги. Последние семь лет с ним совершилась перемена: он уже никого не принимал у себя и стал жить в полном «затворе», в комнате – его молельне. Пищу я ему готовила самую суровую: печёный картофель, капусту, грибы, вареного он ничего не ел. Чай пил с небольшим кусочком булки. По временам слышно было, что он усиленно молился в своей комнате и клал земные поклоны. Однако всё это он старался сделать тайно, отсылая меня к службе». О своей кончине блаженный Матвей знал заранее, и в начале 1904 года сказал Любови Матвеевне: «Я скоро уйду отсюда».


Семь лет прожил Татомир в затворе в своей частной квартире (№18) на Ивановской улице, дом 22. 17 (30) сентября 1904 года, около семи часов утра, когда был готов чай, блаженный Матвей сказал Любови: «Ты пей сама, а я не хочу. Спать не ложись, а произнеси молитву, хотя бы самую коротенькую: “Господи помилуй!”». Выпив святой воды, он попросил ещё раз: «Ты не смущайся и твори молитву». В 10 часов утра блаженный Матвей тихо предал свою душу Богу. М.Татомир был похоронен на Никольском кладбище Александро-Невской лавры. Позднее на месте погребения Матвея на пожертвования его ревностных почитателей воздвигли склеп-часовенку в виде дароносицы.


И после смерти Татомира продолжали почитать как прославленного молитвенника, затворника и ревнителя Святой Троицы. Могила блаженного постепенно стала объектом народного поклонения. По некоторым свидетельствам, на этой могиле любил молиться митрополит Петроградский и Гдовский Вениамин, причисленный как священномученик к лику святых. Уже к 1917 году на надгробие блаженного клали записки с разнообразными просьбами: об исцелении от различных недугов, удачной сдаче экзаменов, получении места службы и др. Но особое распространение почитание Матвея Татомира получило с середины 1920-х годов, когда при его надгробной часовне была образована община. Её создательницей стала крестная дочь блаженного старица Л.М. Лимонштайн. Позднее Любовь Матвеевна поселилась вблизи лавры в небольшой квартире по адресу: Чернорецкий пер., д. 4, кв. 15 и ежедневно посещала могилу блаженного, ухаживая за ней.


В 1922 году у старицы появился помощник – потомственный дворянин, бывший гвардейский офицер Михаил Николаевич Челюскин. Он родился в 1892 году в Белгороде в семье генерал-майора артиллерии, окончил Кадетский корпус, а потом Артиллерийское училище в Петрограде, служил штабс-капитаном во 2-й Гвардейской артиллерийской бригаде. За мужество, проявленное в боях на фронтах Первой мировой войны, он был награждён орденами и Георгиевским оружием. С осени 1917 года по август 1921 года М.Н. Челюскин учился в Артиллерийской академии в Петрограде, а потом был руководителем опытов на артиллерийском полигоне. Вскоре его жизнь круто изменилась. 28 июля 1922 года он демобилизовался из армии, стал посещать Александро-Невскую лавру, познакомился с Л.М. Лимонштайн, и вскоре поселился в её квартире в Чернорецком переулке. Под диктовку старицы М.Н. Челюскин написал две брошюры о жизни и чудесах блаженного, переписывал письма Матвея Татомира из Иерусалима и раздавал их верующим. В 1927 году наместник Александро-Невской лавры епископ Григорий (Лебедев) постриг М.Н. Челюскина в монахи с именем Матфей и рукоположил его во иеродиакона. 20 декабря 1930 года новый наместник лавры епископ Амвросий (Либин) рукоположил его во иеромонаха.


Отец Матфей Челюскин ежедневно проводил службу в часовне Матвея Татомира. Почитание блаженного быстро росло, и обеспокоенные городские власти ещё в середине 1920-х годов попытались противодействовать ему репрессивными мерами. В это время верующие старались сохранить и комнату на Ивановской улице, где когда-то жил М.Татомир, «как святое место», но возглавлявшую это начинание С.А. Матюшенко арестовали, а комнату опечатали. Группа почитателей Матвея Татомира, в том числе Любовь Лимонштайн, Михаил Челюскин и др., вызывала подозрение у властей. В 1925 году был закрыт свободный доступ к могиле блаженного. Сообщая об этом, газета «Красная газета» объясняла причину закрытия «гигиеническими соображениями» и «лихоимством священнослужителей», якобы собиравших плату за вход в часовню. Однако этот запрет вскоре практически перестал выполняться. Верующие продолжали молиться на ступенях склепа-часовни, ставили в склепе свечи, уносили песок и деревянное масло с могилы, считая его целебным, причём существовало поверье, что если посыпать песком порог квартиры, то обысков и арестов не будет. Кроме того, в квартире Л.М. Лимонштайн перед иконой св. Софии, у которой когда-то молился блаженный Матвей, постоянно служились молебны. Почитая икону чудотворной, её часто носили по домам верующих.


Во второй половине 1920-х - начале 1930-х годов было разрушено традиционное устройство церковной жизни, закрыты многие храмы и монастыри (например, в 1923 году – Иоанновский монастырь), запрещён доступ к их святыням. Поэтому особую известность приобрели захоронения на кладбищах Александро-Невской лавры. Одним из таких мест и стала часовня над могилой блаженного Матвея Татомира.


Интересные воспоминания о почитателях Матвея Татомира оставил известный церковный писатель и деятель обновленчества А.Э. Краснов-Левитин: «На Никольском кладбище часовня, на часовне крест с голубком. Могила блаженного Матвея… Наверху – икона Божией Матери и аналой с крестом и Евангелием, панихидный столик. Иеромонахи здесь служили панихиды. Затем – спуск вниз, в подземелье. Большой деревянный гроб – туда в щелочку опускали записочки с прошениями. А около часовни – община. Во главе – Любовь Матвеевна (её заброшенная могилка и сейчас против часовни, без креста и надписи). Старушка вся в светлом, седая, в белом платье, в белой косынке, со светлыми чётками в руках… Жила на задах лавры, у Тихвинских ворот. В небольшой её комнатке, как в часовне, много икон, пахнет ладаном. На кухне жил отец Матфей (Челюскин). Спал он на жесткой скамейке, подложив под голову полено… Вечно водил он под руку Любовь Матвеевну, старенькую, дряхлую, едва-едва ходившую…» Л.М. Лимонштайн умерла в 1929 году, в возрасте 90 лет.


Подобные общины возникли также на месте захоронения молчальника монаха Патермуфия и иеросхимонаха Алексия (Шестакова) на Тихвинском кладбище лавры. Эти общины отличались оппозиционностью и были разгромлены органами ОГПУ в 1931 году, при этом руководители общин были репрессированы.
Когда отец Матфей (Челюскин) был арестован, он рассказал на допросе о почитании блаженного Матвея Татомира, но своей вины в антисоветской деятельности не признал. В качестве вещественных доказательств в деле сохранились уникальные рукописные брошюры «Чудеса Матвея блаженного» и «Жизнь Матвея блаженного», фотографии Татомира. После ареста руководителей общины были уничтожены «келия» схимонаха Патермуфия и надгробия старцев на Тихвинском кладбище. Но часовня блаженного Матвея сохранилась. Из свидетельских показаний архимандрита Иоасафа (Журманова) от 27 сентября 1931 года видно, что кладбищенская администрация после ареста Матфея (Челюскина) лишь заделала вход в склеп, но на это место кем-то был поставлен мраморный панихидный столик. Даже в самые трудные годы часовня Матвея Татомира не пустовала. В ней по-прежнему горели лампады, почитатели ставили свечи и прикладывались к портрету блаженного как к святыне. При этом лаврские монахи Герасим (Бекетов), Зосима (Шулдяков) и другие некоторое время дежурили у ворот Никольского кладбища, предупреждая посетителей: «Не ходите на могилу блаженного Матвея – там всех арестовывают».


16 ноября 1931 года следствие было закончено, составлено обвинительное заключение, в котором арестованные обвинялись в том, что они: «1.Эксплуатировали верующие массы с целью личной наживы; 2.Могилы «молчальника» Патермуфия и блаженного Матвея превратили в подпольные сборища разных бывших людей и верующих; 3.Придали этим могилам чудодейственные способности и вместе с бывшими людьми, измышляя «чудеса» и «знамения», среди верующих вели систематическую контрреволюционную агитацию; 4.Отождествляли Советскую власть с властью антихриста и запугивали верующих "страшным судом"; 5. Усугубляли религиозные предрассудки верующих масс и настраивали их против всех текущих мероприятий Советской власти». В обвинительном заключении отмечалось, что «контрреволюционная агитация» велась на кладбищах Александро-Невской лавры, Смоленском и ряде других, но особенно на могилах Матвея Татомира и Патермуфия. Вскоре, 3 декабря 1931 года, Полномочное Представительство ОГПУ в Ленинградском военном округе приговорило трёх подсудимых к 5 годам концлагеря. Более высокая инстанция – Коллегия ОГПУ 14 декабря пересмотрела этот приговор и постановила осудить иеромонаха Матфея (Челюскина) на три года заключения в концлагерь, а С.А. Салыкина и М.И. Чиркову на три года высылки в Северный край. Позднее, в 1937 году, Матфей (Челюскин) был расстрелян в г.Калинине вместе с бывшим наместником Александро-Невской лавры епископом Григорием.

Многие годы склеп Матвея Татомира был заброшен. Во избежание растаскивания мощей из неохраняемой часовни, по благословению митрополита Ленинградского и Новгородского Антония (Мельникова), в апреле 1985 года мощи праведника были перенесены из часовни в покои Владыки, в храм святого апостола Иоанна Богослова духовной академии. В 1986 году, после смерти митрополита Антония мощи в особом ковчеге поместили возле алтаря под престол церкви святителя Николая Чудотворца на Никольском кладбище. Однако и склеп-часовня (на 19-й дорожке), где покоился святой, сохранился до настоящего времени и является местом паломничества верующих. Много людей приходит сюда помолиться, стены склепа исписаны просьбами посетителей, которые тут же оставляют свои записки. В любую погоду в часовенке горит лампадка и поставлено множество икон. С каждым годом к блаженному Матвею приходит всё больше и больше людей со своими проблемами: о жилье, замужестве, любви, деторождении, службе в армии, о поступлении в вуз, успешной сдачи экзаменов, устройстве на работу, здоровье и т.д. и т.п.


На территории Александро-Невской лавры нашли место последнего упокоения многие необычные, загадочные люди, достигшие высот духовной жизни. Могилы молчальника Патермуфия и иеросхимонаха Алексия (Шестакова) были уничтожены и сейчас ведутся работы по их восстановлению. Память об этих подвижниках благочестия продолжает жить среди верующих.


В настоящее время в Александро-Невской лавре ведётся запись происходящих чудес по молитвам блаженного Матвея Татомира для дальнейшего причисления его к лику святых.


Мария Пронина
01.11.2011

    Я в этом году впервые узнала и побывала на месте часовенки.Так хотела побольше узнать о Татомире.И случайно вот прочитала.Спасибо большое за информацию.Я была в часовенке и одна и со знакомыми.От туда не хочется уходить.Один раз дождик идёт, а в часовенке тишина, благодать….Так здОрово!Спасибо!

    Интересно, что переехав жить в Санкт-Петербург, продолжаю по интернету читать «Благовест» из любимой Самары( здесь раньше и жила).И именно в этой газете прочитала о Татомире, который находится на Никольском кладбище.Именно на Никольском кладбище, где находится и могилка Митрополита Санкт-Петербургского и Ладожского Иоанна Снычева(служил в Чебоксарской и Куйбышевской епархиях ранее).Его очень почитают в Самаре и сейчас!

    Впервые услышала о блаженном Матвее в Полоцке от своей знакомой, которая трудится в монастыре. «Ты, — говорит, сходи в часовенку, постой, поговори с блаженным Матвеем, все ему расскажи. Он услышит и поможет, подскажет.» Я, конечно, запомнила, что мне сказала Елена, но … Я приходила в Лавру и спешила на Никольское кладбище поклониться батюшке архимандриту Елеазару, митрополиту Иоанну (Снычеву), священномученикам. И вот однажды возникли проблемы по работе. Я пришла на службу и вспомнила о блаженном Матвее. Не знаю как, но ноги сами привели к часовенке. Какая там благодать! Часовня была закрыта, но я постояла рядом, все рассказала Татомиру о случившемся. А на следующее утро мне позвонили с работы. Ситуация каким-то чудом разрешилась. Спаси Господи и Слава Богу за все! А сегодня я сходила к часовне поблагодарить блаженного Матвея. И что удивительно, часовня оказалась открыта. Я зашла внутрь, очень там хорошо! И решила узнать побольше об этом необыкновенном человеке.

    Для обще-церковного прославления Блаженного Матфея требуются свидетельства в письменной форме о чудотворениях по обращении к бл. Матфею. Пожалуйста, приходите в Никольский храм (находящийся на Никольском кладбище Александро-Невской Лавры) с 11.00 до 17.00 (обед с 13.30 до 14.00) и записывайте в специальный альбом события и факты чудесной помощи.

Оставьте свой отзыв

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Ознакомлен и принимаю условия Соглашения *

*

Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago@cofe.ru