Переправа на тот берег


- Где тут погост? Вы не видели?

Сам я найти не могу. -

Тихо ответили жители:

- Это на том берегу...

Николай Рубцов




Молишься по утрам и, когда приходит время, читаешь молитву о здравии: "Спаси, Господи, и помилуй рабов Твоих Марину, Николая, Антонину, Владимира, Александру, Андрея, Виктора... и вся ближняя рода моего и други, и даруй им мирная Твоя и премирная благая..." А потом приходит время и читаешь молитву: "Помяни, Господи, души усопших рабов Твоих: Марию, Михаила, Виктора, Анну, Павлу, Иоанна, Алексия, Бориса... и прости их вся согрешения вольныя и невольныя, даруя им Царствие и причастие вечных Твоих благих и Твоея безконечная и блаженныя жизни наслаждение..."

И с каждым годом все длиннее второй список, все больше твоих близких на том берегу вечной жизни... И все ближе к тебе - в минуты молитвы ясно ощущаешь это! - и сам тот берег...

И что такое наша молитва и есть, как не переправа на тот берег...



Крест



Ходили на вечерню в Иоанновский монастырь. Мороз, но храм полон, и монастырская служба от того, что все стоят вплотную, друг к другу, в тяжелой зимней одежде, казалась особенно долгой.

Но достояли... Дождались елеопомазания. Когда опустились в подвал, поклонились могилке святого праведного Иоанна Кронштадтского.

Все сделали... А на улице темная, холодная ночь. Мутная от мороза полная луна. Хотели идти к метро, но тут...

- К крестику, к крестику приложитесь! - радостно сказала нам пробегавшая мимо женщина.

- Мы уже прикладывались, когда в монастырь шли, - ответила жена.

- А вы сейчас, сейчас приложитесь! - воскликнула женщина. - Не пожалеете...

Мы не стали отпираться, пристроились в очередь, что выстроилась к кресту, вырубленному на граните цоколя над тем местом, где была могила Иоанна Кронштадтского...

Этот крестик - еще с советских времен, когда не только изъяли из могилы тело Иоанна Кронштадтского, но пытались засекретить и само место могилы.

Но народную память уничтожить труднее, чем могилу. Крест этот рисовали верующие, а власти тщательно уничтожали его, но через несколько дней крест появлялся снова.

К этому кресту и стояли мы сейчас в очереди на пронизывающем морозе.

И действительно, не пожалели - от креста густо и так слышно на морозе пахло розами. И пока шли до метро, этот запах не рассеивался. И сейчас, когда сидел за компьютером, печатая этот текст, тоже вдруг отчетливо и слышно запахло розами...



Поколение



Мы, родившиеся в середине XX века, выросли без войны и без нужды, не зная или зная только понаслышке многие самые главные истины, на которых устроена жизнь... И может быть поэтому и получилось так, что когда в 90-е годы нашему поколению выпало вершить историю, вышла не история, а какая-то карикатура на историю.



Ключ



Напротив монастыря, на другом берегу озера - ключ. К навесу над срубом, где скапливается ключевая вода, приколота кнопками иконка. Такая вкусная вода...

Подошел с ведром местный мужичок, рассказал, что только поверху сруб поменяли, а нижние венцы прежние, их с времен преподобного Александра Свирского не трогали. Мы не очень-то поверили этому, но спорить не стали. Не меняли, так не меняли.

- Вода помогает?

- А не знаю... - ответил мужичок. - Я ведь в лекарства эти не верю. Да и дорогие ведь теперь лекарства, не по карману нам. Только воду и пьем с ключа этого, если заболит чего... Не знаю уж, помогает ли...

Наполнил ведро и пошел к домам.



Меню



Программы некоторых нынешних партий издаются книжками, чем-то очень похожими на дорогое ресторанное меню. Впрочем, и содержание этих программ соответствует виду. Действительно, как в ресторане: посмотри и скажи, чего изволишь. Только ресторан этот, понятное дело, не всякому по карману. Простому народу с его доходами в это меню глядеть нечего.



Благословение



- Вот такие целители есть... - жаловался сосед в автобусе. - Съездил к нему невесть куда, заплатил почти тысячу рублей, а теперь не знаю, что с шеей делать. Не повернуть голову стало.

Я сочувственно вздыхал - этого человека я часто встречал в церкви и своими глазами видел, как изменился он, побывав в руках чудо-целителя.

- Это вы не про целителя с Невской Рогатки говорите, который и остеохондроз лечит, и поясничные грыжи снимает? - спросил, повернувшись к нам, мужчина, сидевший впереди.

- А вы тоже у него пострадали?

- Нет-нет, слава Богу, уберегся. Благословение помогло.

- Благословение? - удивился я.

- Благословение, - ответил мужчина. - Тут такая история получилась... Когда мне достали адрес этого чудо-целителя, я в церковь к себе пошел.

"Так и так, - говорю. - Благословите, батюшка, сходить к целителю этому. Совсем от остеохондроза житья не стало".

Ну, а батюшка расспрашивать стал, поинтересовался, где я адрес его достал...

Я вижу, что не хочется ему благословение давать, и объяснил, дескать, никакой не шарлатан этот целитель, потому что мне адрес его очень и очень надежные люди добыли, в церкви между прочим...

В общем, добился я благословения. Только какое-то странное благословение получил. "Езжай, - сказал мне батюшка, - Если, конечно, не передумаешь, когда поедешь..."

Очень я хотел расспросить у него, что это значит "если не передумаю"? Ведь я уже давно решился. Столько времени адрес искал... Но не удалось расспросить, что это "если" означает. Другие прихожане к батюшке подошли, отвлекли его. Я домой пошел.

Дома обдумал все еще раз и решил, что благословение к чудо-целителю идти все-таки батюшка дал мне, хотя и не хотел вначале. С утра собираться стал, уже и пальто надел, и только тут сообразил, что бумажку с адресом забыл. Начал искать ее, а ее нет нигде. Что делать? Знакомым попробовал позвонить, но они в церкви. Делать нечего, решил в церковь ехать...

Мужчина замолчал.

- Простите, - сказал я. - Но вы собирались рассказать, как вас благословение уберегло от лечения у шарлатана этого.

- Так я и рассказал все... - засмеялся мужчина. - Я в церковь-то эту приехал, чтобы адрес взять. И взял. Сейчас собирался к целителю этому поехать, а тут ваш разговор слышу...



Старец



Уже давно поминаем мы в утреннем правиле старца отца Иоанна Миронова. Вроде бы и в церкви священномученика Вениамина на заводе ОТИ (многие петербуржцы по привычке продолжают называть и этот храм Церковью во имя иконы Божией Матери "Неупиваемая чаша", расположенной этажом выше храма священномученика Вениамина, где и совершаются сейчас богослужения) бываю только когда приезжаю выступать на Православное радио, а все равно так получилось, что вошел отец Иоанн в нашу утреннюю молитву и без поминания его какой-то не полной получается молитва. Хотя, конечно, какие мы молитвенники, если и в церковь иной раз ленимся зайти.

Но сегодня сподобились пойти на вечерню в храм священномученика Вениамина на заводе ОТИ. Товарищ уговорил:

- Завтра, - говорит, - именины у отца Иоанна, а поздравлять его сегодня, на вечерне будут...

В церкви, конечно, не протолкнуться. Все встали в очередь, чтобы подойти к отцу Иоанну. Встали и мы. Долго стояли, не меньше часа. И все время, пока стояли, горевал я, что так и не сподобился познакомиться с батюшкой. Общих знакомых не сосчитать, а так и не удосужился попросить кого-нибудь, чтобы представили. Подойду сейчас помолиться, попрошу - так он и имен-то, наверное, не запомнит. Такой старенький, такой усталый... Уже и стоять не может, сидит на скамеечке и помазывает кисточкой подходящих к нему.

С этими мыслями и подошел к батюшке. А он кисточку окунул в маслице и поднял глаза на меня.

- Кто это? - говорит. - Это ты Николай Коняев?

- Я, - отвечаю, - батюшка.

- Книгу свою про Митрополита Иоанна мне принеси... - говорит старец, рисуя кисточкой крестик на моем лбу...

Книга моя про Митрополита Иоанна "Облаченный в оружие света" только-только тогда вышла, но я как-то и не удивился даже, что знает про нее отец Иоанн.

- Принесу, - говорю. - Обязательно принесу.

Отец Иоанн подумал и еще два крестика на щеках моих нарисовал.

- Принеси, - сказал. - Сюда, в церковь, и принеси. Две книжки надо...



Прозорливец



Рассказал сегодня знакомому, который на завод ОТИ в церковь священномученика Вениамина ходит - историю, что случилась, когда я старца Иоанна с именинами поздравлял, - а знакомый даже и не удивился.

- Ну и что, - сказал он. - У меня еще интереснее случай был. У меня отец из Ярославской области, а по матери вся родня из Костромской. Вот и решил я прошлым летом съездить навестить могилки своих дедов, прадедов...

Подошел к отцу Иоанну...

- Благословите, - прошу, - дедовским могилкам поклониться. Хочу съездить в Ярославскую область.

- Благословляю, - говорит. - И в Костромскую область тоже благословляю съездить...



Владыка



Настоятель храма Спаса Нерукотворенного образа протоиерей Константин Смирнов рассказывал, что когда еще только начинали ремонт, посетил храм покойный Митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Иоанн.

Походил по храму, где еще и алтаря не было, посмотрел на разруху здешнюю, потом сидел в каморке внизу и, улыбаясь, пил чай, которым его потчевали, и все приговаривал:

- Как, однако, красиво у вас. Как хорошо!

- Да чего же хорошего-то в разрухе этой, Владыка?! - не выдержал, наконец, отец Константин.

- А вот погоди, - ответил ему Владыка. - Лет через десять оглянись кругом и вспомни слова мои...

И, действительно, прошло десять лет, и так красиво, так благолепно сейчас в возрожденном храме Спаса Нерукотворенного Образа, что кажется, никогда и не было здесь запустения... И даже дух захватывает, когда думаешь, что эту сегодняшнюю красоту храма и прозрел Митрополит Иоанн, еще из своей земной жизни. Эта строгая красота петербургского храма, в котором отпевали Александра Сергеевича Пушкина, и окружала Владыку Иоанна десять лет назад, когда пришел он сюда.



Николай Коняев, Санкт-Петербург
07.03.2003

Оставьте свой отзыв

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Ознакомлен и принимаю условия Соглашения *

*

Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago@cofe.ru