«На камени веры»


Творческая группа «Благовест», о которой мы не раз писали в нашей газете, начинает новый сезон. Мы расспросили об итогах прошлого сезона и планах на новый сезон одного из участников этой группы - известного поэта Бориса Сиротина.



- В прошлом сезоне мы побывали с концертом в Саратовской губернии в поселке нефтяников Степной, и сейчас я жду звонка оттуда - на этот раз с приглашением выступить перед школьниками во Дворце культуры. Мы выступали во многих школах Самары, незабываемым для нас было участие в праздновании Сретения Господня в селе Борском. Интересно выступили на Троицу в поселке Тимашевской птицефабрики, на концерт пришли истинно верующие люди. А самым для нас запоминающимся стал пасхальный концерт «Верю в наше спасение исконно» в Мраморном зале Самарского художественного музея, пианист и композитор Вячеслав Шевердин к этому концерту написал несколько новых песен на мои стихи, которые исполнила певица Людмила Жоголева. Большим событием для нас стал в прошлом сезоне выход в свет компакт-диска и аудиокассеты творческой группы «Благовест». В новом сезоне мы, как и прежде, будем выступать по школам и районам Самары и области. В городе Похвистнево планируется наше выступление в камерном зале при свечах.



Все члены творческой группы «Благовест» находятся в активном творческом поиске и часто радуют слушателей новыми произведениями. Поэт Борис Сиротин сравнительно недавно написал необычное стихотворение "Святой Антоний". В нем описываются события поистине фантастические. Но это вовсе не полет поэтического воображения, а реальные события из жизни преподобного Антония Римлянина, жившего в XI веке.



- Борис Зиновьевич, как появилось это стихотворение?



- Я трижды бывал в Великом Новгороде. Первый раз мне посчастливилось там побывать на тысячелетие Крещения Руси, это были незабываемые дни. А потом туда переселился из Казахстана очень хороший поэт Евгений Курдаков со своей женой, человек был удивительный, Царствие ему Небесное. Я бывал у них в 95-м и 96-м годах. Евгений мне рассказывал и до этого, что в Новгород, когда начались папские гонения на Православных, прибыл на камне по воде святой Антоний. Это звучит совершенно фантастически, здесь попраны законы физики. Когда я был у них в последний раз, мы пришли с Курдаковым в университет, где он преподавал, по какому-то делу, и он мне говорит: «Я тебе сейчас покажу камень, на котором приплыл святой Антоний». Мы подошли к часовенке старинной кладки, но, к сожалению, она была закрыта огромным замком. Камня я в сущности и не видел, хотя и пишу о нем. Но это еще вопрос, видел я его или нет. Я считаю, что я его все-таки видел. Однажды в церковном календаре мне попалась страничка с историей святого Антония. Он родился в Риме в 1067 году от богатых родителей, державшихся Православного исповедания веры, и был воспитан ими в благочестии. Лишившись родителей в 17 лет, он раздал имущество, принял пострижение в одном из пустынных скитов, где прожил 20 лет. Гонение со стороны латинян на Православных принудило братию разойтись. Преподобный Антоний скитался, пока не нашел на пустынном берегу моря большой камень, на котором целый год прожил в посте и молитве. Он молил Бога помочь ему отдаться на волю Божию целиком и полностью, и Господь его услышал. Страшная буря 5 сентября 1105 года сорвала камень с преподобным Антонием и унесла его в море. Под праздник Рождества Пресвятой Богородицы камень остановился в трех верстах от Новгорода на берегу реки Волхов при селе Волховском. Новгородцы его прозвали «святой Римлянин». На этом месте преподобный основал монастырь. Он приплыл на камне в Новгород вопреки законам физики, потому что отстоял Православие и вручил себя воле Божией. Вот такая история.



- Согласитесь, история Антония Римлянина поразительна, хотя жизнь каждого святого уникальна, но тут есть что-то особенное.



- Да, несомненно. Здесь очень много, если позволительно так сказать, самой высокой романтики, Божественной романтики. Все это было сделано Господом очень красиво. Картина, созданная рукой Вседержителя. Здесь глубочайший смысл: если человек способен по-настоящему отдаться на волю Божию, не на словах, а всем существом, то тогда физические законы, которым мы подчинены, отступают, и проявляются законы Божественные. Поэтому тяжелая каменная плита не затонула, а переносилась по воде с огромной скоростью, – он очень скоро увидел этих людей на берегу. Между Римом и Великим Новгородом - огромное расстояние. Я сам с давних пор предполагал, что, помимо физических, есть законы и другие, и чрезвычайно жаждал их постичь. Это законы исцеления, это понимание, которое доступно только в том случае, если поступаешь как святой Антоний, целиком и полностью всем существом, каждой жилкой, каждой косточкой и всей душой отдаваясь воле Божией. Вот об этом, наверное, мое стихотворение…



Православная творческая группа «Благовест» действует по благословению Архиепископа Самарского и Сызранского Сергия при редакции Православной газеты «Благовест». Принимаются заявки от Православных приходов, образовательных и лечебных учреждений на проведение духовных концертов. Заявки принимаются по телефону в Самаре:(8462) 37-09-25 или по телефонам редакции.

Творческая группа «Благовест» молитвенно ищет благотворителя для проведения безплатных концертов в сельских районах Самарской области.




Святой Антоний

I



Тянулись фанатиков лапы

К нему, ветер сеял хулу.

Спасаясь от римского папы,

Он выбрал жилищем скалу.

А в ней и пещеру – берлогу;

Скрываясь порой от дождя,

Он ждал, чтобы вновь выйти к Богу:

На камень крутой восходя

И падая там на колени

Под жгучие солнца лучи,

Молился – и эти моленья

Так были чисты, горячи,

Что внял им Господь – и на море

Нахлынули ветры из мглы,

И вот уж Святой на просторе,

На плоском обломке скалы.

Находит волна за волною,

Но смыть его нет у них сил,

А он полон мыслью одною:

Что жизнь свою Богу вручил.

И ныне дорогой Господней

Плывет, ничего не страшась…

Ярился князь тьмы в преисподней,

Но что перед Богом сей князь!

Ярились католики Рима:

Имущество нищим раздал,

А сам, словно призрак, незримо

В неведомых далях пропал…



А юноша, кроткий Антоний,

Все плыл, время быстро текло,

И, как от Христовых ладоней,

Текли к нему свет и тепло.



И вскоре - на дальнем причале,

Приставив ладони ко рту,

Какие-то люди кричали,

Дивясь и ему, и плоту.



И веселы были, однако,

Спустили дощатый настил –

Добрей не придумаешь знака, –

И на берег странник ступил.



Его на руках новгородцы,

Поняв, что пред ними Святой,

Несли – и открылись воротца

В алтарь… Ну, а что же с плитой?



II



Я в Новгород прибыл Великий,

Сбежав от домашних оков

Сюда, где священные лики;

И друг мой, поэт Курдаков

В часовне университета

Тот каменный плот показал,

И верил я слову поэта,

Как собственным верил глазам.



Вручающий Промыслу Божью

Себя, верный путь обретет.

Поэтому будет ли ложью

Сказать мне, что чуден не плот,

А кто здесь воистину славный –

Так это Антоний, Святой,

Что в вере был тверд Православной

И в Риме, под папской пятой!



См. также
Людмила Белкина
03.10.2003

Оставьте свой отзыв

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Ознакомлен и принимаю условия Соглашения *

*

"На камени веры"


Позвала - давно и властно - Табынская Владычица. Все складывалось против - и все решалось как бы само собой... И вот мы, пятеро самарцев, отправились в крестный ход, чтобы к самому празднику - девятой пятнице по Пасхе - успеть к этой великой святыне.
Пройти пешком весь путь от Самары, как это делали наши боголюбивые предки, не позволило время. Что делать - сколько сможем, столько и пройдем. Тем более, ни дороги, ни местных традиций - ничегошеньки не знаем. И еще - не только наша ошибка: нагрузились вещами и продуктами, словно кто-то за нас потащит всю эту тяжесть. Словно не для нас было сказано: не берите в путь ни еды, ни сумы.
Нет, паломник должен идти налегке. На груди икона, за плечами - котомка с ломтем хлеба, фляжкой воды и молитвословом. Что еще нужно в пути?
26 июня. С первых шагов на уфимской земле Господь, неустанно подавая нам благую помощь, смирял наше своеволие.
Мы растерялись, не зная, куда идти в этот ранний час и тут как тут одетый во все мирское человек, но на котором словно написано: батюшка. Священник Георгий благословил нас в путь, кротко посоветовал сесть на электричку и ехать в город Ишимбай, откуда ровно в восемь утра стартует местный крестный ход. Мы упрямимся:
- Нет, батюшка, мы от Уфы пешком пойдем.
Вольному воля... Батюшка подарил нам местную епархиальную газету с расписанием крестного хода, пообещал помолиться за нас, попросил и наших молитв. Послушай мы его совета, как раз успели бы к началу крестного хода и все 85 километров прошли бы полностью - от Ишимбая до Святых Ключей. Вышло все иначе, но все равно - замечательно!
...На автовокзале Стерлитамака мы немало удивили местных старушек вопросом: где тут монастырь?
- Какой монастырь? - переглянулись бабули. - Нет у нас монастыря. Две церкви есть, Татьянинская и Никольская. А монастырь... Не знаем, не слыхали.
- Вроде бы есть и правда монастырь, но где - не знаю... - вздохнула еще одна пожилая женщина.
В газете значился как пункт приема и отправки крестного хода Татьянинский храм. Вроде бы логично туда и ехать. Но мы почему-то решили направиться в Никольский храм. Когда же, не без искушений и путаницы, мы оказались у церковного здания, первое, что бросилось в глаза - монашеские одеяния служительниц и надпись: Свято-Никольский женский монастырь. И - не чудо ли - какие знакомые лица! Оказалось, что настоятельница обители монахиня Наталия и многие сестры еще два года назад служили в Самарском Иверском монастыре. Они и так-то встретили нас, как желанных гостей, а узнав, что мы из Самары, да еще из «Благовеста», приняли, как родных. Самара, Иверский монастырь, его насельницы и особенно игуменья, заботливая и любящая матушка Иоанна - все это для них немалый пласт того безценного прошлого, что взрастило их в монашеском духе и сегодня помогает подвизаться.
Нас разместили - лучше некуда, накормили с материнским радушием. И - огорчили: крестный ход в Стерлитамак не придет. Слишком большой путь надо проделать туда и обратно...
Куда же мы теперь? Этот вопрос снял неожиданный телефонный звонок. Позвонила прихожанка монастыря Ирина, молодая и энергичная; она-то и сообщила, что назавтра, во вторник 27 июня, крестный ход придет к четырем часам дня в Петровск. Если мы выедем в пол-третьего, как раз вовремя подоспеем. Сказала, что очень хотела бы присоединиться к нам.
Ряды наши растут - с нами уже идет Нонна, приехавшая сюда после нас из Уфы. Теперь нас семеро - самое лучшее число!
Познакомились с Ириной. После трапезы долго-долго прощались и никак не могли проститься с сестрами гостеприимной обители.
- Мы еще встретимся на Святых Ключах, - пообещала матушка Наталия. И это утешило нас...
В Петровск мы и впрямь подгадали вовремя. Только и успели бросить возле церкви все свои сумки - и заторопились вместе с жителями села встречать крестный ход, уже пришедший к окраине Петровска. Бабушки, запыхавшись, несут огромный венок из полевых цветов, хлеб-соль и садовые цветы. И - вот он, крестный ход, с хоругвями и большой Табынской иконой.
Сельчане выстраиваются гуськом и, пригибаясь, трижды проходят под иконами. Встаем и мы в эту живую цепь.
Странно видеть, как неумело машут рукой перед лицом некоторые детишки. Высокий священник в очках, в выгоревшем дорыжа подряснике терпеливо показывает одному за другим мальчишкам, как правильно осенять себя крестным знамением.
Сколько человек шло крестным ходом? Не знаю, не считала. Священники трех храмов ведут свою паству, а ведь есть и одиночки из других мест. Но поют так слаженно и красиво, будто не второй день вместе. Потеснились - и приняли нас в свою колонну. Только поинтересовались: откуда мы. Услышав ответ, изумились - неужели из Самары? Да откуда же мы знаем об их уфимском празднике...
Юлия Галочкина давно уже приступила к своим обязанностям фотокорреспондента, и теперь то и дело снимает интересные моменты и лица. Ирина Евстигнеева, напротив, и не упоминает о том, что в «Благовесте» она - художник. Не ради рисунков оказалась она в паломничестве. Елена Соломко с профессиональным интересом иконописца смотрит на иконы крестного хода. Ее крестник Игорь на ходу знакомится с несколькими сверстниками - и снова встает поближе к крестной маме.
Вместе с паломниками возвращаемся к церкви. Это обветшалое бревенчатое здание выглядит неказисто. Зато она - Петропавловская, как один из любимейших самарских храмов!
А мы впервые участвуем в молебне с акафистом Табынской иконе Божией Матери и радостно умиляемся: до чего же хорошо поют! Распевно, без никому не нужной спешки, со сдержанным достоинством.
После молебна знакомимся поближе. Выяснилось, что крестный ход состоит не из одних башкирских православных. Это батюшка Валентин с группой прихожан из Ишимбаевского Свято-Троицкого храма, а двое других священников - из Татарии: иереи Роман и Анатолий.
Главная тема нашего разговора - всеобщая беда: идентификация россиян. В Башкирии, первой принявшей этот удар, устояли очень немногие. Но, даже скрученные по рукам и ногам, многие люди не хотят мириться с тем, что отданы во власть врагу. (Уже на самых Святых Ключах, где собралось невиданное множество народа, я спросила у одного башкирского священника, отличаются ли внешне принявшие номер от других. Он, помедлив, ответил: да, отличаются. У них в лицах, во взглядах - обреченность...). Все три батюшки крестного хода глубоко взволнованы судьбой своих прихожан, судьбой России. Это «фронтовые» батюшки, оказавшиеся на передовой уже тогда, когда стали служить в православных храмах в иноверческом окружении. Теперь появился еще и другой вызов. С мусульманами веками жили рядом - и как-то ладили. Здесь же всякий компромисс оборачивается во зло. Мы обмениваемся мнениями по этой проблеме - и убеждаемся: все мы, собравшиеся в этом крестном ходе, по одну сторону окопов.
- Вы пойдете с нами до конца? - спросил отец Валентин. И хотя вопрос был задан лишь о крестном ходе, в нем четко обозначился и более высокий смысл.
- До конца, - ответили мы твердо. - А иначе - зачем вообще было выходить? Взявшись за плуг, не оборачивайся...
В Петровске крестный ход остановился на ночлег. Радушные до крайности хозяева готовы были взять на постой целые группы паломников. Уж, казалось бы, нас-то, семерых никто не возьмет, - ан нет, приглашали наперебой. Но обе Ирины решили остаться ночевать в храме, рядом с иконой.
И оказалось, что остались они в храме по Божьему промыслу. Все ночевавшие в храме восемь человек стали свидетелями чуда.
Рассказывает Ирина Евстигнеева:
«После вечерней молитвы мы спокойно отошли ко сну, но меня разбудили чьи-то еле слышные слова молитвы. В темноте я едва рассмотрела бабушку Марию - она молилась с земными поклонами. Под тихий молитвенный напев я снова погрузилась в сон, но через какое-то время проснулась опять - от радостных возгласов: «Божия Матерь нас чудом наградила!»... «Лампада сама возжглась!»..
Какой же радостью озарилось мое сердце, когда я увидела свет, разлившийся по всему храму от возгоревшейся лампады на подсвечнике у принесенной на крестном ходе Казанской иконы Божией Матери. Мы все молились и плакали, верили и сомневались тоже. Так все было устроено, что среди нас оказалась и неверящая в чудо, она пыталась разубеждать оцевидцев. После того, как мы прочитали акафист Табынской иконе Божией Матери, лампада тихо угасла. Но - возникло желание помолиться уже о российских воинах, и вдруг лампада снова возгорелась и озарила весь храм голубым светом, вселяющим в наши сердца надежду на заступничество Богородицы. А сомневающаяся Ирина (называю имя с ее согласия) призналась, что она в душе тайно просила Богородицу повторить чудо для уверения в нем.

Утром, подкрепленные таким явным свидетельством благоволения Божией Матери и общей молитвой, трогаемся в путь. Несколько жителей Петровска присоединяются к шествию.
С интересом приглядываемся к Ирине из Стерлитамака. Человек она безусловно сильный, глубокий. И не подумаешь, что к вере пришла недавно. Да как: шла она раз по улице - ярко накрашенная, с завитыми кудрями, в модном наряде, а сидевший на скамеечке дед - осиянно белоснежный - ни с того ни с сего пожалел ее:
- Бедная ты, бедная; старая ты, старая!
- Да что вы, дедушка, мне всего 25 лет, - удивленно возразила она.
- А мне 90, - парировал дед. - Только душа у меня намного моложе твоей. У тебя-то душенька вся состарилась.
Этот разговор и открыл Ирине глаза на себя самое, на смысл жизни. Она нашла его в Православии. Когда же на Стерлитамак обрушилась идентификация, Ирина в числе немногих отказалась принимать номер. И - слава Богу, жива. Получает зарплату. Но и, будь все иначе, не поступилась бы совестью.
Одна башкирская паломница призналась, что давно уже приняла "социальный номер".
- И что - так и останетесь с ним? Неужели не откажетесь? - загоревала я.
- Я раздумываю об этом...
Забегая вперед, не могу умолчать о чудесном событии дня 30 июня. Причастившись в храме во имя Табынской иконы Божией Матери, мы стояли близ алтаря, и словно не я сама, но кто-то имеющий власть, взял ее за руку и сказал:
- Мы с тобой только что приняли Тело и Кровь Господню, перед Богом стоим. Скажи: ты даешь мне слово, что откажешься от номера?
- Даю! - без колебаний ответила подруга.
Только ради одного этого - и то стоило пойти крестным ходом.
Но это все пока впереди, мы же ходко идем, непрестанно молясь, от одного села к другому. В башкирском селе Игенчеляр только двое встречных пожелали пройти под иконами. Другие смотрели на нас с нескрываемым равнодушием.
Иное дело - Екатериновка. Здесь нас ждали православные. Правда, храма в селе нет, и мы поставили иконы прямо на траву. Молимся на радость местным жителям и поминаем их близких о здравии, а усопшим поем «Вечную память». Отец Валентин вновь говорит очень яркую проповедь, трогающую екатериновцев до слез...
Чуть отдохнули - и дальше в путь. Увидев у меня в руке самодельный фонарь из пятилитровой пластмассовой банки, отец Анатолий говорит:
- Вам со свечой полагается идти впереди всего хода.
И я послушно занимаю место, указанное священником. Оглянувшись на хоругвеносцев, замечаю, как солнечный блик ударяется о медный крест и вздымается мощным пламенным язычком. Господи, как же Ты близко... На всем протяжении крестного хода я отчетливо ощущала - не только мы несли иконы Владычицы, но и Сама Она шла с нами, покрывая светлым омофором Своей любви, оберегая от бед. Дожди и грозы терпеливо дожидались, пока мы зайдем под крышу, а потом уж брались за дело. Солнышко старательно высушивало лужицы на нашем пути. И ветер не безчинствовал, и даже людская злоба громыхала где-то в стороне, не слишком часто задевая нас.
Евангельская история о гадаринском бесноватом вспомнилась, когда вдруг взвился в неукротимой ярости болящий Вадим. Лицо исказилось ненавистью, из горла - рычание... Пришлось батюшке Анатолию с помощью других паломников (но прежде всего - с Божией помощью) укрощать не Вадима, конечно, а его свирепого «жильца». Утихомирили буяна, отправили Вадима с двумя сопровождающими на попутной машине вперед, а сами продолжили путь. В этот день мы должны были пройти 35 километров, чтобы прийти в Красноусольск, где хорошо бы переночевать, а там, наутро, до Святых Ключей - рукой подать. Километров 8-10, не более. И мы дошли засветло, остановились в храме Покрова Божией Матери. В которой уже раз помолились, спели акафист. Тут же, в храме и расположились на ночлег.
Отец Роман рассказал: у них в храме Николая Чудотворца есть две поистине чудотворные иконы. Очень редкая - Ахтырская - попала к ним при драматических обстоятельствах. Некто, задолжав большие деньги, расплатился старинной иконой. Новый хозяин взял да и повесил ее среди дорогих картин - копий известных классических полотен с обнаженными красавицами и прочими сюжетами. И поплатился за такое глумление над святыней. Весь его двухэтажный особняк со всем дорогостоящим скарбом сгорел дотла. Осталась лишь икона, опаленная и закоптившаяся. Потрясенный случившимся, владелец отдал икону в храм.
С другой иконой связана своя история. Как ни бились отец Роман и директор воскресной школы Сергей Александрович (он идет в крестном ходе), не могли организовать поездку в Дивеево для своих учеников. Нет денег, нет автобуса... И вдруг некий благотворитель жертвует храму большую икону преподобного Серафима Саровского, изображенного во весь рост. Батюшка возликовал: «Ну все! Раз уж сам Серафимушка к нам пришел, он и деток приведет в Дивеево». Так и вышло - все препоны мигом распались, и поездка состоялась.
Слушаю батюшку - и печалюсь: эх, не увидим мы этих икон, не приложимся к ним... Батюшка приглашает:
- Приезжайте к нам. Поселок Уруссу Ютазинского района...
Но мы лишь улыбаемся: даст Бог - приедем когда-нибудь... А Бог и дал - на обратном пути мы, окончательно сбитые с толку, как же нам все-таки добираться в Самару, поехали на сопровождавшем крестный путь автобусе вместе с полюбившимися отцом Анатолием и отцом Романом (с батюшкой Валентином простились, не без печали, раньше) - и приехали прямиком в Уруссу. Заночевали у отца Романа и матушки Ольги, зашли и в храм Николая чудотворца, увидели святыни и приложились к ним...
Но рассказ о нашем возвращении опять же слишком обогнал действительность. Прежде нам предстояло побывать на Уральском Афоне - войти в пещерку, где у Табынского образа Божией Матери не гаснут свечи, возжигаемые прямо на стенах: паломники тут же укрепляют все новые свечи рядом со сгоревшими. С радостью помолились мы Владычице - и поспешили на трапезу... во двор иконной лавки Стерлитамакского монастыря! Вот где радость - встретились с сестрами. Увидели и матушку Наталию - до чего же она красива в настоятельском облачении!
Сколько всего было в этот день 29 июня - слов не хватит рассказать... Было радостно и трудно (это уж - нашим батюшкам: то они сослужили архимандриту Свято-Успенского монастыря Серафиму на молебне с акафистом, то исповедовали под открытым небом несчетное количество паломников). Была ночная гроза, и мы, самарские, встали помолиться, чтобы Матерь Божия отвела стихии от Своей Святой горы. Стоим - на груди иконы, одежонка кое-какая, рядом мальчик смотрит вроде как жалостно... Одна женщина и протянула деньги Юле:
- Девочка, как ты хорошо поешь! -Вы на что-то собираете? Возьми...
Пришлось объяснить, что поем мы не за деньги, а - так, чтобы дождь был потише...
И снова вспоминает Ирина Евстигнеева:
«Моя беседа с отцом Анатолием состоялась в автобусе уже на обратном пути в Самару. Я рассказывала, как в пещерке под иконой Божией Матери, по молитве источник истекал и поил всех просящих Богородицу об исцелении. Но как только паломники забывали о молитве и начинали спорить об очереди, так вдруг источник прекращал истекать. Да, сказал отец Анатолий, как у матери кормящей дитя... Ведь, если расстроить ее, то молоко у нее пропадает, поэтому и Богородица переживает, когда мы забываем о милосердии друг к другу и только молитва наша к ней может возвратить общую любовь, питающую и исцеляющую нас. Будем же любить друг друга, братья и сестры, любовью данною нам Богом».
И еще - великой наградой одарила Божия Матерь одну молодую паломницу. Окунувшись трижды по три раза с молитвой в святой источник, она с изумлением увидела: серебряное венчальное кольцо засияло свежей позолотой. При этом ни крест, ни цепочка - тоже серебряные - совсем не изменились. Ведь и свое венчание с мужем она просто вымолила у Бога. Вот и награда - за терпение и молитву... Ровно день кольцо было золотым, а к вечеру пятницы вновь посеребрилось.
Прибыл Преосвященнейший Никон, Епископ Уфимский и Стерлитамакский, и началась архиерейская служба. После литургии Владыка с духовенством и хором прочитал акафист Табынской иконе Божией Матери, а затем обратился к собравшимся вокруг храма паломникам с пламенной проповедью. Он говорил о том, как важно в это трудное время на изломе тысячелетий непоколебимо стоять в вере, хранить чистоту Православия. Как радостно, что вновь собрались здесь, в уделе Пресвятой Богородицы, паломники из Уфы и Стерлитамака, Магнитогорска и Челябинска, Самары, многих других градов и весей. Епископ Никон напомнил, что благочестивый обычай молитвенно идти крестным ходом к Табынской иконе был возрожден приснопамятными митрополитом Мануилом (Лемешевским) и духовным отцом Преосвященнейшего Никона митрополитом Иоанном (Снычевым) (они же и составили акафист Табынской иконе Божией Матери). Рассказал об этих удивительных светочах Православия...
Мы уезжали от Святых Ключей, увозя многие святыни - и светлую радость в сердцах, смешанную с щемящей печалью: не уезжать бы отсюда, не покидать этих дивных мест, где в давние годы дважды явилась на камне чудотворная икона с темным ликом.
А наши иконушки-странницы, совершившие паломничество вместе с нами, стали светлее ликом.
Пресвятая Богородице, не остави нас!
Ольга Ларькина
07.07.2000

Оставьте свой отзыв

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Ознакомлен и принимаю условия Соглашения *

*

Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago@cofe.ru