Молитва матери


Рассказ-быль.


Велика сила молитвы материнской! Она способна и со дна морского достать. По молитве матери и из гроба восстают. В этом я убедился и на собственном опыте.
В память врезался день 14 февраля 1997 года. Мы с женой Галиной на стареньком вездеходе УАЗ-69 еще засветло выехали из Самары. Доехали до Богдановки, и началась пурга, которая усилилась, когда мы добрались до Сарбаевского поворота.
Дорогу в низине замело сугробами, впереди образовался затор из пяти легковушек. Обычно в таких ситуациях я всегда оказывал помощь и вытаскивал застрявшие автомашины. В этот раз со мной случилось непонятное. Включив пониженную передачу, я обогнул застрявшие в сугробе автомобили и по обочине проехал мимо. Галина с недоумением посмотрела на меня, но промолчала.
Выскочив на чистый асфальт, наш уазик в одиночестве двигался по магистрали. Вдруг заговорила моя совесть: ведь я оставил людей в беде, не оказав им помощи! Было желание вернуться назад и помочь людям. Но какая-то сила заставляла меня быстрее двигаться вперед, да и темно уже стало.
А пурга все усиливалась. Видимость была не более десяти метров, и я включил еще и прожекторную фару. Попросил жену смотреть за обочиной, чтобы не угодить в кювет. Спасало нас то, что я хорошо знал эту трассу, но из-за больших сугробов мы двигались медленно.
Поднявшись на пригорок перед спуском в Тимашево, я облегченно вздохнул:
- Слава Богу, кажется, добрались. Сейчас спустимся вниз - и мы уже приехали.
И в этот момент моя нога, обутая в унт 43 размера, соскользнула с педали газа, и двигатель заглох. Дважды я пробовал завести мотор, но ничего не получалось.
- Впереди машина! - вскрикнула Галина.
В пяти метрах впереди я увидел полузанесенный «запорожец» с заиндевевшими стеклами. И в этот момент пурга внезапно прекратилась, словно сама природа хотела нам помочь. В низине, за спуском, я увидел поселок Тимашево в россыпи электрических огней. А в застрявшей машине услышал шорохи. Открыв дверцу кабины, на заднем сиденье обнаружил полузамерзших, без верхней одежды, молодого парня и женщину. Снятой с себя одеждой они укутали двух маленьких детей и своими телами пытались согреть их от стужи.
Пурга завыла с тревожной силой, словно торопя нас.
- У нас аккумулятор сел, - едва вымолвил посиневшими губами водитель «запорожца».
- Быстро детей в нашу машину! - бросил я Галине, а сам стал разматывать буксировочный трос. Женщины перенесли детей в теплый салон уазика. Теперь моя машина завелась с первой попытки. С буксира завелся и двигатель «запорожца», и водитель стал прогревать салон своей автомашины. Дети, разомлевшие от тепла, проснулись.
Мы стали прощаться. Молодая мать разрыдалась. Она все время благодарила нас и восхваляла Господа за то, что Он по ее молитвам послал нас для их спасения. И только тогда до моего сознания дошло, почему я проехал мимо тех застрявших автомобилей.
Подъехав к воротам родительского дома, мы увидели счастливые глаза мамы и услышали ее встревоженный голос:
- Сынок, у вас что-то случилось в дороге?
За праздничным столом, устроенным по случаю семидесятипятилетия отца, я рассказал родителям о происшедшем в тот день удивительном случае.
Мама спокойно, но уверенно пояснила:
- Это Господь послал тебя для спасения детей по молитвам их матери.
И у меня уже больше не осталось никаких сомнений в этом.
Если бы я задержался, чтобы помочь тем машинам, прошло бы слишком много времени, и в «запорожце»дети совсем бы могли замерзнуть. Ну а там все-таки было пять автомобилей с взрослыми людьми, они не были одиноки, и совместными усилиями могли вытолкать свои машины на чистую от снега дорогу. А может быть, и им Всемилостивый Господь послал кого-то другого на помощь. Во всяком случае, не было слышно о том, чтобы кто-то тогда всерьез пострадал на этой трассе.

Рис. Г. Дудичева 

Виктор Аникин
г. Самара
01.04.2011

    Я верю,что по молитве матери случаются чудеса!Слава тебе Боже!

    Спаси Господи!
    Надо молиться за своих сыновей!!!

Оставьте свой отзыв

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Ознакомлен и принимаю условия Соглашения *

*

Молитва матери


Я родился в 1928 году в селе Старый Тукшум Новодевиченского (ныне Шигонского) района Куйбышевской (Самарской) области. Отец, Владимир Савватеевич, и мать, Евдокия Никифоровна, были глубоко верующими православными.

В августе 1941 года отца взяли на фронт, а у матери на руках был грудной ребенок, и нам со старшей сестрой Ольгой пришлось идти работать в колхоз. А в январе 1942 года из района в сельский Совет поступило распоряжение: направить в Куйбышев на учебу в ремесленное училище десять подростков тринадцати-четырнадцати лет. Неокрепших детей отрывали от родительского дома, разлучали с семьей... Но отказаться было нельзя, так как по законам военного времени и детей за отказ выполнить такое распоряжение предавали суду.

И вот в день отъезда мы встали рано, умылись, мама зажгла лампаду перед иконами и мы долго молились. Потом мама благословила меня своей иконой Божией Матери и говорит:

- Я три дня не буду гасить лампаду, буду молиться и просить Божию Матерь, чтобы вернула тебя ко мне.

Собрали нас, десятерых подростков, и повезли на лошадях, в санях на сборный пункт в село Камышинка, которое находится в двух километрах от станции. В сельсовете записали в общий список (всего приехало из окрестных сел и деревень около ста ребят) и всех на ночь развели по частным домам. Нас всех строго предупредили, чтобы не вздумали прятаться или сбежать домой, иначе будут судить. Всем надлежало в 6 часов утра быть готовыми идти на станцию. «За вами, - сказали, - зайдут».

Меня и соседскую девчонку Зину Белякову привели на ночь в пятый дом от сельсовета, по дороге к станции. Хозяйку звали тетя Анна, она тоже была верующая. Утром в 5 часов тетя Анна разбудила нас. Мы позавтракали. Я говорю:

- Тетя Анна, может, нам в сельсовет пойти? - Она в ответ:

- Сидите и ждите, за вами должны зайти.

И вот в шесть часов слышим - за окнами на улице говор и топот многих людей. Топот утих, а за нами так никто и не пришел, хотя в окнах у нас горел свет.

Тетя Анна и говорит:

- Видно, про вас забыли. Ну и слава Богу! В восемь часов пойдете в сельсовет и скажете, что за вами никто не пришел.

Мы так и сделали. Пришли в сельсовет и говорим: «Куда нам теперь идти?»

Председатель закричал:

- Вы дезертиры! Спрятались; судить вас надо!

Послали за тетей Анной. Она пришла и подтвердила наши слова:

- Они встали рано, ждали, и свет горел, но никто за ними не пришел.

Ей поверили. А нам велели идти домой, - мол, в следующий набор заберут... И вот мы вдвоем с Зиной пошли пешком домой - по зимней дороге да лесом, двадцать четыре километра.

Пришли уже вечером, когда совсем стемнело. Захожу домой - и вижу: мама стоит на коленях перед иконами с зажженной лампадой и молится с земными поклонами. Мама как увидела меня, обняла и заплакала. И говорит:

- Сыночек, я всю ночь молилась и просила Божию Матерь, чтобы вернула мне тебя. И вот видишь - моя молитва дошла до Владычицы, и Она вернула тебя домой!

А когда я рассказал, как все получилось, мама сказала:

- Это Божия Матерь отвела их глаза от ваших окон, и они прошли мимо дома.

Конечно, мы всей семьей помолились, и мама не стала гасить лампаду. И лампада горела у икон три дня и три ночи.

По горячей молитве моей мамы Пресвятая Богородица вернула меня, тринадцатилетнего мальчишку, домой, к моей маме!

Может быть, кто-то из матерей, прочитав этот невыдуманный рассказ, так же горячо и искренне помолится о своих детях, и Божия Матерь услышит молитву и ниспошлет милость Свою богатую.

Пресвятая Богородице, спаси нас!



Александр САЛЕЕВ,

г. Самара.
05.05.2000

Оставьте свой отзыв

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Ознакомлен и принимаю условия Соглашения *

*

Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago@cofe.ru