«Странник я на земле…»


Сергей оставил родительский дом в 22 года - и ушел, сам не зная куда… А оказалось - шел он к надежному причалу. В монашеском постриге ему нарекли имя Михаил.


- Молитвами святых отец наших, Господи Иисусе Христе Боже наш, помилуй нас! - послышалось из-за двери.
- Аминь! - отозвалась я, ожидая увидеть седовласого монаха («Надо же, какой молодой голос!» - успела подумать). Но в редакцию стремительно вошел совсем юный инок в черной куртке поверх подрясника, в монашеской скуфейке. Хотя и не будь на нем облачения, один только чистый взгляд светлых как небушко глаз уже сказал бы: это верующий, Православный человек.


«Я искал путь к Богу»


А он представился:
- Монах. Михаил. В миру - Сергей Кочеров. А я вашу редакцию по старой памяти искал на улице Ерошевского…
- Вы у нас там бывали, по прежнему адресу?
- Нет. Но газету читал, почему и запомнил тот старый адрес.
Оказалось, что отец Михаил родом из Отрадного, не большого, но и не маленького самарского городка.
- Я долго считал себя неверующим, - сказал отец Михаил. - Подсознательное ощущение Господа было, но - только подсознательное. Прошел всякое, наглотался всякой дряни в миру. Когда поверил в Господа, то сжег два с половиной мешка антиправославной литературы, которую до этого насобирал у себя дома. Там были Рерихи, Блаватская и прочее в том же духе.
- Сколько же вам лет, что вы успели так вот наглотаться?
- Двадцать четыре. Я по России побродил и вижу, что много сейчас молодых людей, в 24-25 лет, приходят к вере. И не просто приходят к вере, а порывают с прошлым, иные даже уходят из дома. И не от неустроенности в делах. Вроде бы из благополучных семей, из богатых даже... Вот Илья с Алтая. Идет по улице, вдруг - ни с того ни с сего - садится в автобус и уезжает в монастырь. Казалось бы, просто так, без каких-то внешних причин. Много таких людей сейчас в России.
- А где вы с Ильей встретились?
- В Свято-Троицкой Сергиевой Лавре. Его я там встретил, и еще один тоже наших с ним лет из Казахстана - четыре месяца шел в Лавру пешком. Границу пересек без документов, у него даже паспорта не было. Какая-то трагедия произошла у него, личная драма. Я не спрашивал, что с ним произошло, не стал любопытствовать, но и так было видно, что жизнь его круто обожгла.
То же самое было и у меня. С чего все началось. Я никогда не был своей жизнью удовлетворен, все пытался изменить ее, искал духовности. Но - забрел не туда и нашел духовность отрицательную. Занимался йогой, медитацией, всякой дрянью, прости меня, Господи. И вот я поступил в институт на факультет психологии, два года проучился и… сам попал в психушку. Два раза я туда попадал. Видел бесов. Реально видел. Вплоть до того, что они меня тащили куда-то. Меня ужасал адский холод, а они хохотали: «Мы и тебя сделаем холодным! Сделаем мертвым!» Я не знал Бога, но в страхе молился: «Господи, спаси!..» Бесы до того доводят человека, особенно через чтение оккультной литературы, что просто невменяемым становишься, и когда я был в совершенно невменяемом состоянии, родители пытались вылечить меня в больнице. Они ведь были далеки от веры. Но лекарства помогают душевнобольным, а когда болен дух… 
И вот ко мне пришло понимание, что только Бог может спасти. Я плакал перед иконами. Забегал в храм, но больше десяти минут не мог в нем находиться.  
- Вы, наверное, не были крещены?
- Был крещен. Но жил-то я как язычник последний. Сейчас я стал исправляться потихоньку, и то - как Апостол Павел говорил, «что не хочу, то делаю». А уж тогда…
Я искал путь к Богу. Ездил в монастыри в Самару, ходил в храмы… Очень хотел причаститься, душа просила Причастия. Но молиться-то я не мог! А когда приходил в храм, плакал на Исповеди, каясь в тех своих грехах, которые мог припомнить, батюшка спрашивал: «Готовился к Причастию?» - я отвечал, что не смог вычитать каноны и последование к Причащению. «Ну что ж, готовься, молись, и в следующий раз причастишься», - отвечал священник. И я уходил из храма - с больной душой, разбитый, раздавленный. Без Причастия не было сил просто начать молиться, не то что противостоять бесам, а к Причастию меня не допускали.
Господи, какое счастье, что сейчас я могу причащаться! За каждой Литургией!..


Москва слезам не верит


Так вот тогда я почувствовал, что больше не могу так жить. Это была не жизнь - какое-то умирание. Страшное умирание в бесовском обстоянии…
И однажды я просто взял и купил билет на автобус, шедший в Москву. Без денег, без куска хлеба и каких-либо вещей, без родственников или хотя бы знакомых в столице, которые могли бы приютить на первое время. Никому ничего не сказал, взял и уехал.
И очень скоро получил наглядное подтверждение словам: «Москва слезам не верит».
На улице стоял мужчина с табличкой на груди: «Добрые люди, помогите! Я тяжело болен, нужна операция, нужны дорогие лекарства!..» А люди проходили мимо. Я посмотрел на него, и сердце сжалось. Все-таки я здоровый, крепкий, а тут - такая беда… И я положил последние сто рублей в его ладонь. «Помоги тебе Господь!»
Другому человеку, очень плохо одетому, отдал свитер. Ему он нужнее. А я ведь ради Господа ушел из дома, значит, меня теперь Господь и пропитает, и оденет.
Но Москва и моих невидимых слез не увидела! Я говорил, что голоден, просил покормить меня, но люди словно не слышали. Денег на проезд не было. Голодный и продрогший я шел через равнодушный город - не зная, куда. Слава Богу, подсказали, что в Сергиев Посад можно дойти по Ярославскому шоссе. И я пошел - к Преподобному Сергию. И уже в Мытищах простая старушка пожалела меня и накормила. До конца дней своих не забуду это «чаепитие в Мытищах»!..


Надежная пристань


Преподобный Сергий помог мне! С Божией помощью я добрался до Лавры, и там, у мощей святого, мне стало легче. Сколько там, в Лавре, одержимых бесами, сколько болящих, страждущих! Там я встретился с такими же потерявшимися в этой жизни сверстниками. Они молились - и оттаивали душой, и находили - каждый свой - путь в жизни. Вот и я тоже нашел себе не просто пристанище, а надежную пристань. Не сразу: еще поскитался, побродил по России. Пожил у схимонахини Серафимы - и почувствовал благодатную силу ее молитв. До этого я никак не мог бросить курить, а тут - бросил сразу.
Господь привел в Опочку Псковской епархии к батюшке Сергию, в котором я обрел долгожданного духовного отца.
Два года я вычищал из себя грехи. Исповедовался перед каждой Литургией, не просто называя грехи, но вспоминая каждый конкретный случай. Обливался слезами, стыдясь этой скверны. И сам себя корил: вот ведь, грешить-то не стыдился, а признаваться в грехах стыжусь!.. Но какой наградой стало для меня всякий раз причащаться Святых Христовых Таин! Нет ничего сладостнее - соединяться с Христом! И молиться стало легче, теперь, подкрепляемый Самим Спасителем, я смог молиться. Я научился молиться! И не только - вычитывать полагающиеся правила, это - само собой. Нет, я как ребенок своими словами прошу у Господа - и знаю, что Он не оставит меня, грешного, подаст все, что мне действительно необходимо.


«Так их жалко!..»


Сейчас вот прошу помощи моим родителям, сестренке. Знаете, так их жалко! Когда я ушел из дому, родители же не знали, куда я подевался, что со мной, не случилось ли беды. Они искали меня в больницах, искали с милицией, искали везде, где только могли… - и не находили. И тогда они ведь тоже пошли к Богу! Стали ходить в церковь, заказывать требы, молиться. Как они обрадовались, когда я приехал навестить их, и они узнали, что у меня все благополучно. Что я не пропал, не сгинул, а жив-здоров. Конечно, они бы хотели мне мирского благополучия, но я выбрал другое. Мне в миру не выжить, мой мир - Божий, монашеский. Я поэтому и опасался ехать в родной городок, что думал: вот приеду, увижу маму с папой, накатит тоска… Она ведь и монахов крушит, да еще как! Вдруг да не хватит сил ее одолеть, что тогда?..
И сестренка у меня хорошая, но - жизнь мирская, помоги ей Господи не упасть, как я когда-то падал!
Тяжело встречаться с былыми знакомыми. Они помнят меня совсем другим и очень удивляются происшедшим со мной переменам. И не хотят в них верить. Спрашивают с усмешечкой: «Ну, женщины-то у тебя, конечно, есть?» - «Нет, это же блуд, большой грех! Я ведь теперь монах…» А они не могут вместить, что нет никаких средств обуздания грешной плоти, кроме поста и молитвы. В миру же самые скверные грехи не считают за грех, это - «естественная потребность». Да я и сам ведь был таким, ничем не лучше, если не хуже. В таких грехах тонул, что страшно и вспомнить.
Нет, прежнего Сергея Кочерова уже нет. Есть монах Михаил. У меня редкий Небесный покровитель: преподобномученик Михаил, игумен Зовийский, он пострадал в конце восьмого века близ Севастии Армянской. Агаряне захватили обитель Зовию и стали принуждать иноков принять ислам. Но все они решили умереть, а не предать Христа. Все они были усечены мечом, и ни один не дрогнул, не отказался от мученического венца. А последним был убит настоятель, отец Михаил. Он благословлял своих братьев-иноков и укреплял своими молитвами и мудрыми словами.
Мне, конечно, очень далеко до такой твердости, я вон и слабенькое искушение-то без Божией помощи да молитв духовника не смог бы выдержать. Но пример Небесного покровителя очень поддерживает дух. Мы с батюшкой Сергием на стареньком компьютере делаем копии духовных фильмов и иконочки и потом распространяем их, помогаем людям укрепляться в вере.
Жалко мне молодых людей, живущих без Бога. Зато когда встречаю своих ровесников пусть и не в монашеском или церковном облачении, но - верующих, живущих по Божьим заповедям, так радостно за них! И тревожно, конечно, потому что враг очень лукав и силен, всякими хитростями так и старается сбить с пути. А в миру столько соблазнов… Я за два года отвык от безстыдных фильмов и передач, от рекламных плакатов, на которые и глядеть-то стыдно. А тут как приехал… Господи, помилуй! Тяжело жить в миру, слишком много скверны, много искушений.
Я вот и сам тоже не выдержал искушения. Почему и оказался сейчас здесь, в Самаре. Поссорился с батюшкой, прости меня Господи! Сделал иконочки по своему разумению, а не так, как батюшка благословил. Мне показалось, что так будет лучше, правильнее. А когда он обличил меня в непослушании, я еще и заспорил. Вот и - доспорился. Хлопнул дверью и ушел… А на душе такая скорбь, такая печаль. Понимал же, что неправ, что вражьему искушению поддался, а гордость не дала вернуться с порога и попросить прощения, признать свою неправоту. Так и уехал. И вот только на днях дозвонился до батюшки, попросил прощения, и он меня простил! Теперь собираюсь в обратный путь, прямо от вас поеду на вокзал.
Жду - не дождусь, когда приеду домой, к батюшке!

Ольга Ларькина
04.12.2009

    Спаси и Сохрани Господи Вас за такие статьи.
    Спаси и сохрани Господи старушку из Мытищ.
    Спаси Господи монаха Михаила.

Оставьте свой отзыв

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Ознакомлен и принимаю условия Соглашения *

*

«Странник я на земле…»


Для Александра Сороковикова из владимирского города Покров Крестный ход стал почти профессией…

…Одно дело несколько лет знать по переписке постоянного автора нашей газеты, и совсем другое - вдруг услышать от вошедшего в редакцию запыленного и прокаленного солнцем человека: «Здравствуйте, я Александр Сороковиков…» Он внешне чуточку похож на Дон Кихота, и столь же неутомимый странник. Только Сороковиков, если можно так назвать - рыцарь Пречистого Образа, и может быть, это отчасти объясняется тем, что живет он во владимирском городе с Богородицыным названием - Покров. Александр Степанович - педагог по образованию, автор-составитель книги «Победа над последним врагом». Исполнительный директор фонда «Порт-Артур». В уставе фонда - проведение Крестных ходов, популяризация Порт-Артурской иконы, духовная помощь воинам, морякам.
А в Самару Александр Сороковиков приехал, ненадолго покинув Крестный ход «Малая земля - Мамаев курган - Екатеринбург». Необычный Крестный ход - где пеший, где автомобильный.

- Наш Крестный ход проследовал через Екатеринодарскую и Ставропольскую епархии, побывал в Элисте и сейчас находится в Астраханской епархии, - рассказал Александр Сороковиков. - Оттуда наш путь лежит в Волгоград, где 65 лет назад победой наших войск в Сталинградской битве началось отступление гитлеровцев. А из Волгограда планируем переезд в Екатеринбургскую епархию, чтобы почтить память Царственных Мучеников, 90 лет назад убиенных в Екатеринбурге.
Самара находится по пути следования Крестного хода, и мы посчитали уместным остановиться на 2-3 дня в вашем городе. Надеемся побывать с Порт-Артурской иконой в нескольких храмах Самары. Благословение на это нами получено.
- Какие святыни несет Крестный ход?
- Главная наша святыня - походный список Порт-Артурской иконы Божией Матери. Тот список, что пять лет назад побывал в Китае в городе Люйшунь (бывший Порт-Артур), очень тяжел и велик по размерам. Вес его 50 килограммов, а высота 1 метр 50 см. Был написан список поменьше, его нетрудно вчетвером нести на носилках. У нас сварена походная тележка, и при малом числе крестоходцев мы устанавливаем на тележку крест, хоругви и икону.
Готовя Крестный ход, мы советовались с Архимандритом Иеронимом из Алатырского Свято-Троицкого монастыря. Он сказал: «Божье дело Господь благословит! Берите благословение у Архиереев по маршруту и идите». Мы не знали, с какой иконой идти. А когда указом Святейшего Патриарха Алексия II от 28 февраля с.г. была прославлена Порт-Артурская икона Божией Матери, мы единодушно решили: пойдем с ней!
- Икону написал Михаил Осипенко?
- Нет, его брат Сергий. Еще один написанный им список с Порт-Артурской иконы находится в сербском городе Шабац, в храме Святителя Василия Острожского. В 2006 году этот образ побывал в Сербии, в Боснии. В Косово икону возили под охраной международных сил, потому что опасались провокаций косовских албанцев: по городам автомобиль проходил на большой скорости, и все равно каким-то образом узнавали, что везут Православную святыню, и, случалось, в машину кидали камни. У монастырей Печка Патриаршая, Грачанице, обнесенных колючей проволокой, на постах стоят солдаты миротворческих сил - без охраны албанцы разнесут по камешку эти храмы. И те, кто ездил с иконой в эти монастыри, сказали: «Мы увидели, как в этом обстоянии люди молятся по-настоящему!..» Сейчас Сергий Осипенко пишет Державную икону Божией Матери для Косово, и наш Крестный ход еще и собирает средства на то, чтобы доставить икону в этот край. Мы надеемся, что Державная икона поможет духовно выстоять тем Православным сербам, кто остался в Косово.
- А как складывается ваша жизнь дома, в Покрове?
- Работаю кочегаром в котельной. На хлеб насущный зарабатываю. Зимой. А с весны и до осени - в Крестных ходах. Как снег начнет таять, начальник спрашивает: что, опять в путь? - Опять. Все грозится уволить, но... не увольняет. И я по осени возвращаюсь на прежнее место, в котельную.
- Что в вашей жизни значит Крестный ход?
- Очень многое… Как ведь говорят старцы: «Спасайте Россию Крестными ходами». Воздух очищается, бесы падают, и ад трепещет, тяжелые конфликты улаживаются. Два года назад мы шли Крестным ходом из Одессы в Сергиев Посад. В то время Молдавская сторона готовилась снова пустить танки на блокированное со всех сторон непокорное Приднестровье. И в Приднестровье было отмечено несколько случаев кровоточения икон: в монастырях, в кельях монахов. В Тирасполе, в келье матушки Амвросии я насчитал несколько кровоточивых икон. Страшно и трепетно видеть, как ручьи крови и слез текут из очей, по Лику Богородицы. Но когда в апреле 2006 года Крестный ход прошел по Приднестровью, кровоточение икон начало прекращаться. Это был добрый знак. Вскоре страсти там несколько улеглись.
Пока по России ходят Крестными ходами, я думаю, Господь будет терпеть беззаконие мира сего и Россия будет стоять.
- Сколько уже вы ходите по России?
- С 2000-го года. Первый наш Крестный ход был в Троице-Сергиеву Лавру. Царскую часовню в Покрове надо было восстанавливать. После нашего Крестного хода строители, которые уже бросили это дело, заломив непомерную цену, вдруг смирились, взяли за работу вдвое меньше денег. И закончили работу.
- А почему этот Крестный ход - на колесах?
- Так получилось, что по Ставрополью из-за напряженной криминальной обстановки нам не дали благословения на пеший Крестный ход. Мы провезли икону на машине через Минводы, Пятигорск, Буденновск, Бештау… И в Астраханской епархии Архиепископ Иона тоже благословил нас только на автомобильный Крестный ход. Вот в Волгограде пройдем пешком через город.
Ставрополье я прошел пешком в одиночку. Икона переехала в Майкопскую епархию, а я просто пошел пешком по маршруту, который мы намечали. Довольно-таки легко прошел, меня всегда брали на ночлег. Очень радушно встречали казаки на Кубани, в Ставрополье. И вот когда впереди лежала степь калмыцкая и вблизи не видно было никакого селения, вдруг останавливается машина и выходит человек, по виду мусульманин, он такой добродушный оказался. «Мы тебя видели под Зеленокумском, куда ты идешь?..» Я  ответил, что держу путь в Астрахань, и Махмуд пригласил меня на ночлег. Объяснил, как найти их домик, затерянный в степи на границе с Калмыкией. Ближе к вечеру я добрался до них. Они уже натопили баньку, приготовили ужин. С радостью приняли в своем доме иконочку Божией Матери: «Мы очень любим Богородицу!» - объяснили они…
А из Краснодара Порт-Артурскую икону провожали при полном параде конные казаки, сто человек! С маршем «Прощание славянки»…
Нас нередко встречали с недоумением: что за странные люди, крестоходцы, чего им дома не сидится - идут куда-то… А провожали уже со слезами на глазах, с молитвой и хлебом в дорогу… Перемена сердец происходит едва ли не мгновенно. И это главное из чудес Крестного хода, которые происходят на всем его протяжении. И, надеемся, еще будут происходить.


На снимке: Крестный ход доставил Порт-Артурскую икону Божией Матери в Самару.  Слева на снимке - Александр Сороковиков.

Ольга Ларькина
27.06.2008

    Спасибо Вам за то, что рассказываете о таких людях, как Александр. Очень радует, что есть такие люди, которые своими делами прославляют Бога. Я согласна с Александром, что среди мусульман есть хорошие люди, я знаю очень много мусульман, которые с уважением и даже почтением относятся к нашим православным святыням.

Оставьте свой отзыв

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Ознакомлен и принимаю условия Соглашения *

*

"Странник я на земле"


17 сентября в Самарском Доме офицеров состоялись торжества, посвященные памяти блаженной схимонахини Марии (Матукасовой). Эти торжества были приурочены к выходу в свет книги "Блаженная схимонахиня Мария" (автор-составитель Антон Жоголев) и фильма "Странник я на земле" (режиссер Николай Раужин).



Заупокойную литию по блаженной старице совершил Архиепископ Самарский и Сызранский Сергий, ему сослужил секретарь епархиального управления, настоятель Кирилло-Мефодиевского собора г. Самары протоиерей Виктор Ушатов. Открыл торжественную часть своим выступлением владыка Сергий. Он сказал, что сегодня мы вспоминаем великого человека, которого породила наша Самарская земля. Владыка также отметил, что многие самарские священники и миряне поминают в своих молитвах блаженную старицу, и эти молитвы о ней возносятся к Небу. На торжества памяти блаженной старицы из Москвы приехал лично знавший матушку председатель Издательского отдела Московской Патриархии протоиерей Владимир Силовьев. Он напомнил, что фильм о старице создавался при участии Издательского отдела, и он очень рад, что этим смог послужить делу увековечивания памяти о великой подвижнице. Своими воспоминаниями о блаженной схимонахине Марии, а в ту пору еще просто Марии Ивановны, поделился настоятель Вознесенского храма села Кинель-Черкассы Самарской области протоиерей Александр Телегин. Несколько десятилетий матушка Мария прожила в сторожке при этом храме. Клир и прихожане церкви в селе Кинель-Черкассы сохранили самую добрую память об этом удивительном человеке. Член редакционного совета Православной газеты "Благовест" клирик Кирилло-Мефодиевского собора г.Самары иерей Сергий Гусельников рассказал собравшимся о своих встречах со старицей: ее удивительном смирении, прозорливости, даре чудотворений. Автор-составитель книги, редактор Православной газеты "Благовест" А.Е.Жоголев в своем выступлении отметил, что почитание матушки Марии Православным народом становится фактом и, значит, рано или поздно встанет вопрос о причислении самарской старицы к лику местночтимых святых, а может быть и всероссийских...

Продюсер фильма "Странник я на земле" и организатор этого мероприятия, почитатель и духовный сын матушки Марии москвич Александр Алмазов в своей речи рассказал собравшимся, что и имя режиссера фильма, и даже дату проведения этого торжества - 17 сентября - назвала и благословила еще при жизни великая старица...

Режиссер Николай Раужин не сподобился чести лично знать матушку Марию, но дважды во время работы над фильмом в сонном видении ему являлась главная героиня ленты и благословляла на труд. А о том, что труд этот удался, говорит такой факт: на фестивале "Православие на телевидении" в Москве главный приз фестиваля получила именно эта лента...

Завершила торжественную часть своими воспоминаниями о матушке ее духовная дочь Галина Горбачева. Она напомнила собравшимся - а таковых было около тысячи человек, просторный зал Дома офицеров был полон - что старица не раз говорила о себе: "Я - Самарская!"

Потом был показан фильм "Странник я на земле". Эта лента удивительная. О чем она? Конечно же, о схимонахине Марии (Матукасовой), ее жизненном пути, который весь был подвигом. Люди, кому Господь подарил счастье общаться с матушкой, - священники, духовные чада - рассказывали о ней. О том, как она молилась за них и за весь мир, как носила тяжелые мешки и никому их не отдавала: "Нет, нет, я сама буду людские грехи носить!" Но это не просто повествование о святом человеке, жившем среди нас. Этот фильм -повествование о тайне одного из самых удивительных и многотрудных подвигов христианского благочестия - подвиге юродства. Это фильм о красоте юродства. Прикосновение к великой тайне безумства во Христе. Это глубоко поэтическая лента, и смысловой точкой в ней стал такой кадр: белый голубь купается в луже. А потом - взлетает в небо... Это и о матушке Марии, но не только о ней...

По окончании фильма все пришедшие на торжества были приглашены на трапезу в память блаженной схимонахини Марии. У входа в зрительный зал была установлена замечательная икона блаженной схимонахини Марии, и множество людей с благоговением прикладывались к ней. На этом безпрецедентные торжества в память о еще непрославленной самарской подвижнице завершились. Но они стали еще одним свидетельством подвига любви, который совершила своей подвижнической жизнью старица схимонахиня Мария.

Вечная ей память!



На снимке: выступает режиссер фильма "Странник я на земле" Николай Раужин (г. Москва).
21.09.2001

Оставьте свой отзыв

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Ознакомлен и принимаю условия Соглашения *

*

Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago@cofe.ru