Илья Ефимович Репин


Илья Ефимович Репин родился и провел детство и первые годы юности на Украине, под Харьковом, в пригородной слободе маленького города Чугуева. Когда-то Чугуев был веселым зеленым городком на горе, с фруктовыми садами, с палисад¬никами у белых хаток. Но по приказу царя Александра I Чугуев был объявлен поселенским городом, таких военных поселений было много в старой России.

В центральной части Чугуева были вырублены фруктовые сады, снесены живо¬писные мазанки. Их место заняли скучные казарменные постройки, настолько однообразные, что, случалось, голуби ошибались, залетая на чужой двор. Прежние вольные казаки превратились в военных поселян, пахарей-воинов, терпящих нелег¬кую солдатскую муштру. Несмотря на бесправную униженность, чугуевцы сохранили вольный дух и гордость. И не раз Репин видел, как проводили "сквозь строй" привязанных к ружьям поселян с окровавленными, истерзанными шпицрутенами спинами, потемневшими лицами, слышал их страшные стоны.
Военные поселенцы, кроме военной службы, обязаны были пахать землю, осушать болота, строить дороги. Мальчики со дня рождения приписывались к полку. Девушек выдавали замуж только с разрешения начальства. Даже за их нарядами строго следило начальство, а если случалось девушке в праздник надеть нарядный шелковый платок, то какой-нибудь унтер-офицер-надзиратель стягивал его с головы и тут же разрывал в клочья. Вся жизнь в военных поселениях подчинялась приказам военного начальства. Звание военного поселенца счита¬лось презренным, ниже поселян считались лишь крепостные. В семье Репиных помнили, как чугуевцы в первые годы военных поселений подали жалобу царю Александру I, когда он приезжал в Чугуев, но царь сказал: "Я сегодня прошений не принимаю". Тогда чугуевцы легли на дороге. Своротить было некуда. Из коляски раздался голос: "Пошел!" И несколько человек было раздавлено, осталь¬ных забили насмерть.

Отец Репина уже в первые годы военной службы как-то не стерпел и нагрубил начальству, за что попал в штрафные. Как штрафной, он не имел права на повышение в чинах и служил рядовым солдатом. Он хорошо разбирался и знал толк в лошадях. Офицеры, которым поручалась покупка лошадей для полков, иногда брали его с собой на Дон, на Кавказ. Когда отец отсутствовал, семья (мать и трое детей) бедствовала: черный хлеб с солью оказывался единственной "роскошью" их горе¬мычной жизни. Мать Репина как жену военного поселянина гоняли на казенные работы. В памяти Репина навсегда остался жаркий, солнечный день, когда он в первый раз нес ей обед в узелке. Она вместе с другими женщинами месила глину с навозом и соломой для обмазки новых казарм. И дома матери приходилось работать на людей: она шила шубы на заказ, чтобы хоть немного заработать денег, а чуть выберется свободное время - читала детям стихи Жуковского, Пушкина, Лермонтова, и Илюша, задолго до того как выучился читать, узнал и полюбил этих поэтов. Мать очень хотела, чтобы дети учились, даже устроила дома что-то вроде маленькой школы. Кроме своих детей, в этой школе было еще несколько чужих ребятишек. Мать учила грамоте, а дьячок - арифметике.
Рисовать Репин начал очень рано. Особенно любил рисовать виды. Когда ходили в лес за ягодами, он всегда брал с собой бумагу, карандаши и зарисовывал красивые места. Рисовал портреты своей сестры и других мальчиков и девочек. У детей было занятие: Илюша вырезал из бумаги лошадей, а сестра - людей. Эти фигурки они приклеивали на стекла окон, получалась выставка, а прохожие, дети и взрослые, останавливались у окон и любовались этой выставкой. Это было нехитрое начало творческой деятельности будущего художника. Но главное чудо соверши¬лось, когда Илюша впервые увидел настоящие краски. По праздникам к Репиным часто приходил двоюродный брат Тронька. Он работал подмастерьем у портного и очень любил рисовать. Он приносил с собой много рисунков, а однажды принес краски. Они взяли азбуку сестры и начали раскрашивать картинки. Чудо происхо¬дило на глазах: арбуз оживал и становился похожим на настоящий, тогда Тронька раскрасил срезанную половину второго арбузика, а когда краска высохла, он тонкой кисточкой по красной мякоти нарисовал кое-где черные семечки. Но быстро конча¬лись праздники, и Трофим уходил домой, оставляя мальчику рисунки, а главное - краски. Самым важным было то, что двоюродный брат заразил мальчика любовью к рисованию.

Отбыв службу, приехал наконец отец, и жизнь пошла совсем другая. Он каждую весну пригонял с Дона диких лошадей и перепродавал их. Дела у отца шли хорошо. Решено было отдать Илюшу учиться в школу топографов. Топографы производили в Чугуеве съемочные и чертежные работы и считались самыми просвещенными людьми в городе. В их школе Илюша проучился недолго. В 1857 году военные поселения были упразднены, топографы уехали из города.
Однажды, когда Илюше было уже лет 13, мать попросила местного художника Персанова посмотреть Илюшины рисунки, а мальчик увидел картины настоящего художника, они произвели на него очень сильное впечатление, потому самым первым учителем своим Репин считал Персанова, хотя он и не учил его.
Вскоре Персанов уехал, а Репина отдали учиться к хорошему мастеру иконописи Бунакову, которого когда-то учил художник Персанов. Репин работал очень много, написал портреты матери, отца, родственников, знакомых. Писал он и заказные портреты по три, а то и по пяти рублей за портрет. Он мечтал о Петербурге, об Академии художеств. Летом 1863 года Репин работал в Воронежской губернии, в селе Сиротино, писал образа высокого иконостаса прямо на подмостках. Недалеко от Сиротина была родина великого художника Крамского. Рассказывали, как он уехал в Петербург, поступил в Академию и стал художником. Осенью на заработан¬ные деньги Репин уехал в город своей мечты.
Будущему художнику помог случай. По объявлению он нашел себе комнатку неда¬леко от Академии. Хозяин оказался архитектором. Он посмотрел рисунки Репина, увидел в нем большой талант и посоветовал ему поступить в Рисовальную школу, чтобы подготовиться к поступлению в Академию. Платить надо было всего три рубля за год. Низкая плата устраивала Репина. А по воскресеньям вел занятия Иван Николаевич Крамской, именно тот, о котором рассказывали Репину в Сиротине.

Об Академии художеств Репин не переставал думать, но чтобы поступить вольнослушателем, надо платить 25 рублей в год, таких денег у Репина не было. Посоветовал хозяин квартиры: надо найти покровителя, который заплатил бы за него. Покровитель нашелся: Федор Иванович Прянишников, член Общества поощрения художников, коллекционер живописи.
Первый день занятий. Репин пришел за час до начала и совершенно случайно попал в скульптурный класс, хотя был принят в живописный. Он не имел никакого понятия о глине, как лепить, с чего начинать. Вдруг к нему подошел юноша, который ему все объяснил, они познакомились. Разве мог тогда думать Репин, что пройдет всего несколько недель и они станут самыми близкими друзьями? Разве мог он знать, что пройдут годы и бедный юноша из Вильно, Марк Матвеевич Антокольский, станет одним из величайших скульпторов России, а он, Репин, сын военного поселянина, будет славой и гордостью русского народа?
Весной 1864 года в академии было вывешено объявление, что все вольнослушатели, желающие перейти в действительные ученики, могут осенью держать экзамены прямо на второй курс. Репин стал усердно готовиться к экзаменам. Но он был очень слаб по математике и не выдержал экзамена по геометрии, зато по живописи он получил самые лучшие отметки и был зачислен на первый курс, а не на второй. Радости не было предела.
Начались занятия. Учиться было трудно, да и жить было вовсе не легко. Приходилось выполнять любую работу: красить крыши, экипажи, даже ведра, давать уроки, рисовать портреты тем, кто не мог дорого платить. В годы учебы он не раз подавал прошение о пособии хотя бы на холст и краски, но получал отказ.
Несмотря на трудную жизнь, Репин тщательно выполнял все задания, аккуратно посещал лекции, сдавал экзамены, получал медали.

Он часто бывал у Крамского Ивана Николаевича, который высоко оценивал работы Репина. Была задана тема: "Потоп". Работал над эскизом две недели и показал Крамскому, но тот отрицательно отнесся к работе, так как изображенное Репиным было похоже на виденное им на разных картинах. После долгой беседы наступило прозрение: Репин понял, что на все должно быть свое видение, надо стараться никому не подражать.
Проучившись три года, Репин наконец поехал на родину, в Чугуев. Здесь все было по-прежнему, но после жизни в Петербурге, Репину было скучно, хотя и здесь он работал: нарисовал портрет своего брата. Этот портрет считался лучшим из всех работ Репина до 1868 года.
Через несколько месяцев Репин вернулся в Петербург, к своим товарищам, к занятиям. В один из праздничных дней товарищ и сосед по академической мастерской, Константин Савицкий, уговорил Репина поехать вверх по Неве на пароходе. Здесь впервые Репин увидел бурлаков, тянущих баржу. Их можно было хорошо рассмотреть: грязные, оборванные, угрюмые лица, побуревшие от ветра и солнца. Картина произвела на Репина гнетущее впечатление, сжалось сердце: люди впря-жены вместо скота!.. голова тряпицей, его волосы закручивались на шее. А главное - цвет его лица. Что- iii в нем восточное, древнее... Перед Репиным был возлюбленный объект - Канин. I !рицепив лямку к барке и влезши в нее грудью, он повис, опустив руки! Вот таким и пошел Канин в картину Репина.
Кроме Канина, тогда же на Волге он написал этюды и других бурлаков. В Петербург увез с собой много набросков, рисунков, акварелей, этюдов маслом с Волги и ее берегов. На следующий день по приезде Репину предложили показать работы академическому начальству. Оценки были высокие, а художники были в носторге. Все "заготовки" к картине увидел и Павел Петрович Чистяков, пенсионер Академии художеств. Репин учился у него всего один год, у него же учились Поленов, Васнецов, Суриков, Серов, Врубель, Коровин. Это все были талантливейшие художники, которые сохранили о своем учителе светлую и добрую память. До окончания учебы Репину оставалось чуть больше года. Весь этот год он работал над двумя большими картинами: "Бурлаки на Волге" и "Воскрешение дочери Иаира".
Когда в начале 1871 года на выставке Общества поощрения художников появилась картина "Бурлаки на Волге", она поразила всех. О нем великий критик Стасов творил, что этот ученик может поспорить со многими вполне созревшими худож¬никами. За эту картину Репин получил первую премию, хотя автор считал работу незаконченной. Летом того же года он снова был на Волге, переработал картину, многое на том же холсте переписал заново. Пройдет еще два года, прежде чем он пыставит именно последний вариант, который составит гордость русского искусства. Когда картина оказалась на Всемирной выставке в Вене в 1873 году, несмотря на нерадостное ее содержание, воспринималась как одно из самых солнечных произведений, благодаря тому что художник взял низкий горизонт, так что темные фигуры бурлаков четко выделяются на фоне светлого пространства.

Работая над "Бурлаками", Репин пишет и программную картину - "Воскрешение дочери Иаира". Это библейская тема, а Репину хотелось, чтобы в ней нашла шражение реальная жизнь. Он вспоминает, как всю их семью поразила преждев¬ременная смерть его сестры Усти. Дом и комнаты - все как-то потемнело, сжалось н юре и давило. Наутро в академической мастерской Репин без всякого сожаления тер тряпкой все, что было сделано углем за четыре месяца. Работал весь день, не ммечая времени. Казалось, он вновь переживал глубокое потрясение детства - смерть сестры. К вечеру картина, по словам Репина, была так впечатлительна, что у него проходила какая-то дрожь по спине. И дома вечером он никак не мог успокоиться и все просил брата играть Бетховена. Музыка переносила его в мастерскую, к картине. На его полотне евангельский сюжет наполнился для него не изненным, реальным содержанием. Он просто "писал" человеческое горе и вместе родителями переживал смерть их дочери. Вот стоят они в стороне, в полумраке
в углу комнаты, покорные, скорбные. В эту минуту в комнату вошел Христос. Он подошел к ножу, на котором покоится девочка. Казалось, она спит. Трогательное, нежное лицо, худенькие руки сложены на груди. У изголовья горят светильники, желтоватое их мерцание освещает девочку и Христа, который уже дотронулся до ее руки. Сейчас произойдет чудо, оно не может не произойти: так напряженно, с такой мукой кидания смотрят родители девочки на Христа.




29 ноября 1871 года в Петербурге открылась первая передвижная выставка. Это пило большим событием в жизни художников. По времени передвижная выставка шпала с ежегодной ученической выставкой в залах Академии художеств. Через нисколько дней появилась восторженная статья Стасова о выставке, и кончалась она так: "Мы не сомневаемся, много тысяч людей перебывает на нынешней выставке, и шнрдо уверены, что большинство будет заходить в соседний зал, где на выставке красуется чудесная программа господина Репина: "Воскрешение Иаировой дочери", окруженная целой толпой талантливых товарищей".


За картину "Воскрешение дочери Иаира" Репину была присуждена большая золотая медаль вместе со званием художника первой степени и правом на шестилетнюю командировку за границу. Но Репин просит разрешения отсрочить командировку и прожить первые три года на родине. Что мешает ему ехать? Он считает, что ему еще много надо работать над картиной "Бурлаки на Волге", кроме этого, он хочет путешествовать по России для изучения народного быта. Разрешение было получено. Первый месяц после окончания учебы прошел в радостной суете, в подготовке к работе. Все улыбалось Репину: в мастерской ждала картина, а Вера Шевцова, которую Он знал еще девочкой, согласилась стать его женой.
композиторов, в левой части картины - чешские композиторы. В настоящее время картина "Славянские композиторы" висит в Большом зале Московской Государственной консерватории имени Чайковского.
Теперь Репин был свободен от большого заказа и мог распорядиться своим временем. Молодой художник с молодой женой едет на Волгу, в Самару. Поселились они в небольшом домике окнами на Волгу. Целые дни Репин проводил на берегу реки с бурлаками - рисовал, писал с них этюды. Наконец, последний вариант - "Бурлаки, идущие вброд". Он работает над ним, вернувшись в Петербург.
...Берег Волги. Бесконечный волжский простор, бездонное небо, знойное солнце. Далеко-далеко стелется дым парохода, замер парус маленького суденышка... По сырой отмели медленно, трудно идут бурлаки. Запряженные в кожаные лямки, тянут они тяжелую баржу. В первом ряду бурлаки-коренники: мудрец и философ Канин и в паре с ним такой же могучий, весь обросший богатырь. За ним, низко пригнув¬шись к земле, натянул свою лямку Илька - матрос. Угрюмо, в упор смотрит прямо на зрителя этот крепкий, решительный, видавший виды матрос. А вот Ларька в розовой драной рубахе - нетерпеливый, озорной мальчишка, который чуть не потонул, когда с братом Репина попал на колесо парохода. Он только начинает свою бурлацкую жизнь, но сколько в нем огня, задора, как сердито смотрят глаза, как высоко он поднял голову, - такой ничего не боится, хоть и самый молодой из всех! А за Ларькой - старик, коренастый, сильный, прислонился к плечу соседа и торопится на ходу набить свою трубку, а дальше отставной солдат в сапогах, потом огромный бородатый бурлак, оглянувшийся на баржу... И только последний старик обессилел, опустил голову, повиснув на лямке. Одиннадцать человек... Опаленные солнцем лица, коричнево-красные, горячие тона одежды, песок отмели, отблески солнечных лучей на реке... Картина развернута вширь так, что зритель видит каждого бурлака в отдельности, с особыми чертами его характера. Перед нами жизнь бурлацкой ватаги.
Теперь уж, действительно, окончен многолетний труд, и Репин вполне доволен своей работой. Он обращается к Стасову, чтобы тот выполнил обещание посидеть для портрета. Едва закончив картину, Репин загорается новой работой и буквально ' несколько сеансов пишет великолепный портрет Стасова. Позднее, в разные годы н напишет еще несколько его портретов, но первый портрет сам Стасов считал лучшим. Необыкновенный по силе и правде выражения, портрет этот, по словам шодей, знавших Стасова, удивительно передавал напряженное и задорное выраже¬ние глаз, его манеру вскидывать голову.
В мае 1873 года Репин с женой и маленькой дочкой уехал за границу. В Италии t'спины провели около четырех месяцев, затем переехали в Париж. Здесь была и шдена мастерская. Сюжетов было множество. Он решает написать картину к ■ ылине "Садко", как богатый гость на дне морском выбирает невесту. Мимо него проходят красавицы итальянки, испанки, гречанки, француженки... Но он смотрит на русскую красавицу - Чернавушку. Работа над картиной шла с большим трудом. По словам Репина, картина замучила его. Одновременно была начата другая - Парижское кафе", хотя русскому художнику трудно было писать картину из чужой, малознакомой ему жизни. Но он продолжал упорно работать: делал зарисовки на улицах, писал этюды с натуры, подправлял написанное. Сам Репин о своей картине творил, что "Парижское кафе" получилось смешно и незрело.



Летом Репины уехали в Нормандию, в маленький приморский городок Вель. Это лето было самым радостным и значительным временем за границей. В Веле была целая колония русских художников: Поленов, Савицкий, Боголюбов. Репин был в иосторге от Веля. Его пленяло все: море, скалы, поля, высокая пшеница, маки. Впервые за многие годы, если не считать поездок на Волгу, он так близко соприкос¬нулся с природой. Впервые с увлечением писал на открытом воздухе, упорно добиваясь предельно точной передачи солнечного света. В конце лета Репин увез н Париж много этюдов, среди них прелестный этюд девочки-рыбачки: под прямыми лучами горячего южного солнца, среди неяркой травы, васильков, маков стоит девочка-рыбачка в рваной, заплатанной кофте, с рыбацкой сетью в руках. Фигурка девочки производит неотразимое впечатление.
Три года прожил Репин за границей. В июле 1876 года Репины вернулись в Петербург. Илья Ефимович не был на родине восемь лет и теперь решил уехать в Чугуев. Никогда раньше Репин не чувствовал так остро свою связь с родной землей. Он ко всему приглядывался, все замечал и складывал в памяти. Здесь он написал несколько портретов: "Мужичок из робких", "Мужик с дурным глазом", портрет своего двоюродного брата Троньки - Трофима Чаплыгина, своих дочерей Веры и Нади, портрет чугуевского протодьякона Ивана Уланова.
Через год Репин с семьей переехал в Москву, у них было уже трое детей: в Чугуеве родился сын Юра. Весной открылась шестая передвижная выставка, здесь была его i мбота - "Протодьякон", около нее с утра до вечера стояли люди. Этот портрет купил 11 М. Третьяков. На одном из обедов, устраиваемых коллекционером, Репин позна- ► i »мился с Саввой Ивановичем Мамонтовым, крупным промышленником, строите¬лем железных дорог. Он, талантливый скульптор, музыкант, певец, актер и режиссер, покровительствовал людям искусства, умел находить таланты. На лето вся жизнь М.1МОНТОВСКОГО дома переносилась в подмосковную усадьбу Абрамцево. Для худож¬ников, для их отдыха был построен дом. Здесь отдыхали Репин со своей семьей, еровы мать с сыном, скульптор Антокольский, сюда приезжали Васнецовы, Поленовы.
Наряду с работой над картинами, шла напряженная работа над портретами, ∙ иорые часто писались по заказу Третьякова,задумавшего собрать в своей галерее портреты замечательных русских людей: писателей, ученых, художников, компози¬тов.Репин писал портреты быстрои с удовольствием, стремясь передать не лько внешнее сходство, а схватить и передать скрытый внутренний мир человека, 1мое сокровенное его души. Собиратель живописи П.М. Третьяков долго отказывался позировать, а Репин считал, что в России и во всем мире должны знать Третьякова, замечательного человека, создателя первой национальной картинной галереи. Он написал его в неизменном черном сюртуке, в обычной позе, обхватив¬шего правой рукой левую у плеча. Третьяков сосредоточенно, внимательно слушает художника.
В начале 1881 года Репин узнал о тяжелой болезни замечательного композитора Модеста Петровича Мусоргского и решил написать его портрет для будущих поколений России. Модест Петрович в кресле в русской вышитой рубахе, в халате с бархатными малиновыми отворотами. Мартовское солнце щедро освещало больничную палату, фигуру, лицо Мусоргского. Сердце сжималось от тоски, а кисть уверенно лепила образ любимого друга. Еще три недолгих сеанса... Портрет окончен... А через две недели Модест Петрович Мусоргский умер. Портрет его, задрапированный черным сукном, стоял на девятой передвижной выставке. Крамской, увидев портрет, просто ахнул от удивления. Он взял стул, уселся перед портретом, прямо в упор к лицу, и долго, долго не отходил. "Что этот Репин нынче делает, - сказал он, - просто непостижимо! Как нарисовано все, какою рукою мастера!.." Репин никогда не был революционером, но всегда идеи стремился воплотить в правде, его волновала окружающая действительность. Много было начатых и почти законченных картин, но всю вторую половину 1881 года он работал над картиной "Крестный ход в дубовом лесу", но когда он съездил в Курскую губернию, чтобы посмотреть крестный ход в Коренной пустыни (так называлась местность недалеко от Курска), по преданию, здесь у корня дерева явилась икона. Источник, около которого она явилась, стали считать священным, воду - целебной, икону - чудотворной. В засушливые годы икону, которая хранилась в церкви, выносили и совершали с нею крестный ход в Коренную пустынь, там священники служили молебен о ниспослании дождя. Вода в источнике начинала прибывать, и этой святой воды хватало на десятки тысяч паломников.
Репину посчастливилось: по приезде он стал не только свидетелем крестного хода, но и шел с толпой в пустынь. Вернувшись в Москву, он отставил к стене начатую картину "Крестный ход в дубовом лесу" и принялся за картину "Крестный ход в Курской губернии". Работать было трудно. Третьяков предложил перевезти ее в один из залов галереи.
Перед зрителями предстает картина: в знойный летний день по большой дороге, мимо холмов, покрытых пнями, движется неисчислимая толпа. Мужики, в праздничных одеждах, с серьезными и степенными лицами, несут огромный, позолоченный, весь украшенный цветными лентами фонарь. Следом хор певчих. Рыжий дьякон с кадилом. Две женщины со смиренным благоговением склони¬лись над пустым киотом из-под чудотворной иконы, а икона в руках у низкой толстой барыни - местной помещицы в роскошном, но безвкусном платье, с выражением тупого высокомерия в лице. Возле нее вся "знать": военный в мундире, купец с золотой цепью на животе... Это "чистая" публика. С двух сторон она оцеплена конными полицейскими, сотскими с бляхами на груди. Перегнув¬шись с седла, замахнулся на толпу жандарм, вдали еще двое повернули лошадей прямо в толпу, а впереди, подбоченясь, едет пристав. Понятые, взявшись за руки, образуют цепь, чтобы не допустить до "сильных мира сего" простой народ. Вперед прорвался нищий горбун на костыле, лицо у него вдохновенно-сосредо¬точенное, а понятой преграждает ему путь палкой. Ничего в картине не выдумано, все подчинено основной мысли, которую так точно определил сам Репин: "...Глав¬ный сюжет в центре картины - это барыня, несущая икону".
В сентябре 1882 года Репин с семьей перебрался на житье в Петербург. В Москве он прожил пять лёт. За эти годы им написано около шестидесяти портретов.
мдуманы и начаты "Арест пропагандиста", "Отказ от исповеди", "Не ждали", "Иван розный и сын его Иван", "Запорожцы" и еще несколько других.
Вплотную за картину "Иван Грозный и сын его Иван" Репин взялся в Петербурге
1884 году. Художник собирал отдельные штрихи, черточки - все, что могло | |ригодиться ему для картины, работал в специально обставленной комнате. Сам подбирал костюмы: для Грозного - черный, для царевича - розоватый с серебри¬мым отливом.
Сумеречный полумрак царских палат, мрачные стены в темно-малиновых и н мно-зеленых шашках; пол, покрытый красными узорными коврами; опрокинутое
►            ресло, брошеный жезл, а в центре две освещенные фигуры: отец и сын. Только что овершилось убийство. Между отцом и сыном произошел очередной скандал. Иван
I розный стоял спиной к сыну и в порыве гнева бросил посох с металлическим наконечником. Удар острия пришелся в висок. Сын истекает кровью, в туже секунду царь понял, что случилось непоправимое. И вот он уже не грозный царь, а обезумев¬ший от случившегося отец. Судорожно он обнимает сына, зажимает рану, пытается остановить кровь. В глазах ужас, нестерпимая мука, жалость, любовь...
Картина предстала перед художниками вдруг, все были потрясены изображен¬ным на полотне, поздравляли Репина.
В феврале 1885 года картина появилась на очередной передвижной выставке. Ходили слухи, что картину запретят. И действительно, когда выставка переехала в Москву, П.М. Третьяков, который купил картину, получил предписание снять картину ( выставки. Ему пришлось поместить ее в отдельную комнату, закрытую для посе- 1 и гелей. И только через несколько месяцев после усиленных хлопот запрет был снят и картину повесили в репинском зале, где она висит и до сих пор.
В Петербурге Репин прожил 18 лет, каждый год бывал в Москве то во время ныставок, то во время поездок на юг России за материалами для картины "Запорож¬цы, сочиняющие письмо турецкому султану". Весной 1889 г. уехал на Украину, побывал в местах, где когда-то была Запорожская Сечь, осматривал старинные укрепления, искал в народе типы старого казачества. Осенью привез около сорока нюдов, множество рисунков и уже ни о чем, кроме "Запорожцев", не хотел думать. Запорожцы привлекали Репина духом свободы, равенства и братства. Чем больше углублялся Репин в выбранную тему, тем больше убеждался, что с точки зрения истории ему трудно разобраться. На помощь приходит профессор Д.И. Яворницкий, < пециалист по истории Запорожья. Он сослужил ему неоценимую службу: снабжал ( иигами, документами, много рассказывал о запорожцах, предоставил в его пользо¬вание свою коллекцию древностей: оружие, одежду, обувь, пояса, домашнюю утварь, разные трубки и т.д. В мире веселых и буйных запорожцев прожил Репин целых 12 лет. Правда, часто приходилось ему прерывать работу над картиной, но псякий раз возвращался к работе над ней с чувством глубокой радости. И вот наконец картина закончена.
Догорает день, вьется дымок костров, далеко-далеко раскинулась широкая ienb. А вокруг стола собралась запорожская казачья вольница писать ответ грецкому султану. Писарь - человек умный и на Сечи уважаемый, а сочиняют все: каждому хочется сказать свое слово. Над писарем склонился атаман всего запорож¬ского войска - Иван Серко. Он заклятый враг турецкого султана, не раз доходил до амого Царьграда и "такого пускал туда дыму, что султану чихалось, точно он понюхал абаку с тертым стеклом". Это он, вероятно, под общий хохот сказал крепкое | ловечко, подбоченился, закурил трубку, а в глазах смех и задор человека, готового
►            действию. Рядом, схватившись за живот руками, хохочет могучий седоусый апорожец в красном жупане - совсем Тарас Бульба. Изнывая от смеха, привалился
►  голу дед с чубом на лбу. Напротив на опрокинутой бочке широкоплечий казак -
виден только затылок, а кажется, слышен его громовой хохот. Полуголый казак смакует крепкое атаманово словцо, а другой, черноусый, в шапке с красным верхом, от восторга грохнул его кулаком по спине. Улыбается стройный красивый юноша в богатой одежде - не Андрий ли это, Тарасов сын?.. А вот "дидок" широко открыл рот, - сморщился от смеха; молодой бурсак протиснулся сквозь толпу, ухмыляется, заглядывает в письмо; за ним богатырь в черной бурке с повязкой на голове. И вся эта толпа, все это сборище запорожских "лыцарей", живет, шумит, хохочет, но по первому зову своего атамана готова бросить все, идти на врага и душу свою положить за Сечь, потому что для каждого из них нет ничего дороже отчизны и ничего святее товарищества.
И в Петербурге и в Москве, куда переехала выставка, картину принимали горячо, много писали о ней, и почти все отмечали, что первое место на выставке принадле¬жит картине "Запорожцы". На деньги, полученные за эту картину, он купил имение Здравнево, ему верилось, что близость к земле освежит его, восстановит силы. Сюда он перевез своего старого отца, дочек и с ранней весны 1892 года до поздней осени жил в деревне и с увлечением занимался хозяйством.
Осенью 1893 года Репин уехал за границу, а по возвращении, через несколько месяцев стал руководителем живописной мастерской Высшего художественного училища при Академии художеств. Он профессор. Ему 50 лет, но выглядит он моложе своих лет.
В первый день, знакомясь с учениками, он сказал: "Мы пришли сюда не как профессора, а как ваши старшие товарищи по искусству". Старшим товарищем, оберегавшим каждого талантливого ученика, был он до конца своей преподаватель¬ской деятельности.
Прошло несколько лет, и в его жизни произошли важные события: он вторично женился, поселился у своей второй жены, Наталии Борисовны Нордман, в Финлян¬дии, в небольшом местечке Куоккала, на даче, которая называлась "Пенаты".
Каждую среду, в день отдыха, к трем часам, приезжали в Пенаты гости. За круглым столом собирались ученые, писатели, музыканты, артисты: В.В. Стасов, Ф.И. Шаляпин, академик В.М. Бехтерев, художник И.И. Бродский, композитор А. Глазунов и многие другие. В эти годы одним из самых близких друзей Репина был Корней Иванович Чуковский, который был свидетелем того, как трудился художник, "замучивал себя работой до обмороков", как по десять-двенадцать раз переписы¬вал каждую картину. Уже давно, еще после "Запорожцев", стала сохнуть у Репина правая рука, и он выучился писать левой и продолжал упорно работать. После картины "Государственный совет" (более шестидесяти фигур) он не создал ни одной, равной своим прежним прославленным произведениям.
В результате Октябрьской революции 1917 года он оказался отрезанным от Родины, до него доходили всякие нелепые слухи: Эрмитаж сгорел, уничтожена Академия художеств, из музеев выброшены и сожжены произведения искусства и тому подобные. Но вот в 1926 году в Пенаты приехала делегация советских худож¬ников, они рассказывали о выставках, о музеях, по поручению Советского правитель¬ства звали на Родину, уверяли, что его приезд будет праздником для всей страны. Репин был всем этим тронут, но ему было уже 82 года, он был стар, слаб и болен.

29 сентября 1930 года он умер.

Литература
1. Н.С. Шер. Рассказы о русских художниках. Издательство "Детская литература". Москва. 1966 г.

Т.З. Севидова
Потомкам в пример
21.08.2012
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago@cofe.ru