Порт-Артурская Богородица


Андрей Савостицкий проживает с супругой и восемью детьми в Царском Селе под Петербургом. Видимо, Богу так было угодно, чтобы Крестный ход к далекому Порт-Артуру возглавил человек из этих царских мест…



В середине 80-х годов иконописцы Михаил и Сергий Осипенко (дети священника-иконописца Михаила Осипенко, в доме которого в городе Крымске Краснодарского края замироточило сразу множество икон) работали над реставрацией росписей в кладбищенской церкви г. Киржач Владимирской области. В этом храме находилась икона "Порт-Артурская Богоматерь", иначе именуемая как "Торжество Пресвятой Богородицы". Вид этой иконы поразил их обоих. Весьма необычной была иконография. В отличие от общепринятых канонов Матерь Божия на иконе держала в руках не Богомладенца, а плат (убрус) с изображением Нерукотворного Лика Спасителя.
В древние времена образ Нерукотворного Спаса укреплялся на крепостных стенах русских городов как некий духовный щит. До Петра I в России не существовало воинских знамен; боевые стяги заменяли иконы. Спас Нерукотворный, укрепленный на древке, становился воинской хоругвью, именно Он осенял Христолюбивое русское воинство на полях сражений. Матерь Божия со Спасом Нерукотворным на Порт-Артурской иконе явилась как Взбранная Воевода русского воинства, вознесшая исконное русское знамя - Лик Спасителя на Своих Пречистых руках.

Икона, находящаяся в Киржачском храме, была точной копией с подлинной, сделанной около 1904 г. Лицезрение образа живо напомнило о легендарной осаде Порт-Артура, о крейсере "Варяг", броненосце "Петропавловск", о Русско-японской войне.

Возникло желание сделать список с необычной иконы. Вскоре братья-иконописцы принялись за работу. Закончили они писать образ в короткий срок, но до времени он оставался невостребованным. И лишь в 1992-1993 годах, когда в Белом доме была устроена выставка иконописной мастерской "Злата", выставлялась и эта работа Сергея Осипенко - копия Порт-Артурской иконы Божией Матери. Именно тогда и появилась впервые мысль: доставить этот святой образ в Порт-Артур и отслужить перед ним молебен. Совершить это в то нестабильное время было трудно. За неделю до расстрела Белого дома выставка была оттуда эвакуирована. Михаил Михайлович Осипенко говорил Хасбулатову: "Оставьте выставку, она будет вам бронежилетом". Но к его совету не прислушались.

По прошествии времени Михаил начал самостоятельно писать образ "Торжество Пресвятой Богородицы". Работа шла долго, в течение нескольких лет. Приходилось выполнять другие, срочные заказы, но мысль о необходимости доставить икону в Порт-Артур продолжала жить.

Когда Михаил познакомился с Андреем Савостицким, в мае прошлого года, после торжеств в Царском Селе, посвященных Дню рождения святого Царя-Мученика Николая II, известный иконописец высказал Андрею эту, давно живущую в нем мысль: "Хорошо бы доставить в Порт-Артур икону "Торжество Пресвятой Богородицы". Возникла долгая пауза. Андрей ничего не ответил, но понимание было достигнуто.

Летом Андрей с супругой и детьми совершил крестный ход от Царской часовни г. Покрова Владимирской области до Царского Села. Этим же летом в Академии художеств Санкт-Петербурга проходила выставка икон Михаила Осипенко. К тому майскому разговору более не возвращались. В августе Михаил Осипенко и Андрей Савостицкий присутствовали на церемонии установки креста на главный купол Никольского морского собора г. Кронштадта. У многих еще свежо в памяти это событие. После долгих попыток установить крест на куполе, тяжелый крест сорвался и, пробив крышу собора, рухнул вниз. Даже невоцерковленными людьми это было воспринято как грозное знамение. И опять никто не вспомнил тот майский разговор, но, возвратившись домой, Михаил вплотную приступил к написанию образа. Он также заказал доску для второй иконы. Андрей начал собирать средства для приобретения микроавтобуса.

Приближался 2003 год. Год трех юбилеев: 100-летия прославления Преподобного Серафима Саровского, 300-летия основания Санкт-Петербурга, 100-летия явления образа "Торжество Пресвятой Богородицы".



Как бывало уже не раз в истории, Господь сто лет назад открывал волю Свою "незнатным мира". Старец-матрос, к которому в видении пришла Божия Матерь, в молодые годы участвовал в обороне Севастополя и служил под началом таких легендарных флотоводцев как В.А. Корнилов и П.С. Нахимов. Помнил он и контр-адмирала Истомина, руководившего обороной Малахова кургана. Именно к этому бывшему матросу в конце 1903 года явилась Божия Матерь. Однажды ночью Феодор был разбужен каким-то странным шумом, "как от сильного ветра". Проснувшись, он увидел: Сама Божия Матерь, в окружении чинов Ангельских, во главе с Архистратигом Михаилом и Архангелом Гавриилом стоит будто бы прямо перед ним и в то же время на берегу морского залива спиною к воде. В руках Ее был большой плат или полотно, окаймленный сиреневой каймой, а посредине был изображен Нерукотворный Лик Спасителя. Одета была Богородица в синий хитон, покрытый верхним одеянием коричневого цвета. На берегу залива в тумане был виден город в огне; на этот город и были обращены взоры Владычицы, благословлявшей его Нерукотворенным образом Спаса. Над головою Ее в облаках ослепительного света Ангелы держали корону, увенчанную другою короной из двух перекрещивающихся радуг. Наверху короны был крест. Выше Ангелов и корон на престоле славы восседал Господь Саваоф, окруженный ослепительным сиянием, по которому были видны слова: "Да будет едино стадо и един Пастырь". Богородица попирала своими стопами обоюдоострый обнаженный меч. Матрос был сильно потрясен всем увиденным, но Матерь Божия, ободрив его, сказала: "России предстоит вскоре очень тяжелая война на берегах далекого моря. Многие скорби ожидают ее. Напиши образ, который видишь сейчас, и отправь его в Порт-Артур. Если образ Мой утвердится в стенах города, то Православие восторжествует над язычеством и русское воинство получит победу, помощь и покровительство". Затем ослепительно-белый, необычной красоты свет озарил комнату старца и видение исчезло.

11 декабря 1903 года Феодор пришел в Киево-Печерскую Лавру и поведал братии о своем видении. Рассказ матроса-севастопольца вызвал общее настороженное отношение. Но прошло менее двух месяцев, и о чуде явления Божией Матери заговорила вся Россия. В ночь с 26 на 27 января 1904 года нападением японских миноносцев на русские корабли в Порт-Артуре началась Русско-японская война.

Богомольцами был спешно организован специальный Комитет по сбору пожертвований на написание Порт-Артурской иконы Божией Матери. При этом было установлено равенство между жертвователями - от каждого принималось только по пять копеек. Когда было собрано 10 тысяч пятаков, сбор был прекращен. Работу решили поручить известному живописцу П.Ф. Штронде.

Работа продолжалась около четырех недель. Старец-матрос неотлучно пребывал рядом. Порой не в силах объяснить словами свое ночное видение, он брал у Штронде карандаш, и художник с удивлением видел, как огрубевшие скрюченные пальцы старика-матроса обретали легкость и свободно скользили по рисунку, нанося без видимых усилий тончайшие штриховые контуры.

На Страстной седмице, при громадном стечении народа, образ был освящен и отправлен по железной дороге в Санкт-Петербург. На Пасху икона уже пребывала в Северной столице.

Утром 27 января в порту Чемульно японская эскадра (шесть крейсеров и восемь миноносцев) атаковала крейсер "Варяг" и канонерскую лодку "Кореец". Бой длился сорок пять минут. И хотя русские корабли пришлось затопить, командир крейсера Всеволод Федорович Руднев был награжден за этот бой званием флигель-адъютанта. Впоследствии, в звании контр-адмирала, он командовал броненосцем "Андрей Первозванный".

Российский флот тогда был боеспособен и грозен для противника. Корабли отстроены в согласии с решением военной корабельной реформы 1881 года. Большая часть кораблей Порт-Артурской эскадры спущена на воду в середине 90-х годов XIX столетия. Поэтому мало кто рассматривал Японию как серьезного противника, обществом владело чаяние скорой победы.

Перелом в этих настроениях наступил сразу после Пасхи 1904 года. Гибель эскадренного броненосца "Петропавловск" послужила грозным знаком о необходимости скорейшей доставки в осажденную крепость Порт-Артурской иконы.

С первых дней войны на месте командующего Тихоокеанской эскадрой вице-адмирала Старка был назначен выдающийся флотоводец, океанограф, теоретик военно-морского дела, участник русско-турецкой войны, вице-адмирал Степан Осипович Макаров. На его имя и военный талант возлагали справедливые надежды и упования. В Страстную Субботу 1904 года Порт-Артурская эскадра вышла на рейд; Святую Пасху встречали в море. После ночного Богослужения адмирал со всеми похристосовался, поблагодарил Бога за спокойную ночь и приказал идти в гавань.

Трагедия произошла 31 марта в 11 часов утра. Увидев на горизонте дымы японской эскадры, адмирал отдал приказ преследования. Как вспоминал Н.В. Иениш, младший офицер броненосца, накануне Макаров отдавал указание о необходимости траления акватории, но оно почему-то осталось неисполненным. Эскадра противника была только приманкой; на подступах к ней стояли минные заграждения. Идущий на полном ходу флагман напоролся на минную банку, поставленную японцами.

Эскадренный броненосец "Петропавловск" затонул за одну минуту сорок три секунды. При этом погиб не только адмирал Макаров, но и почти весь штаб Тихоокеанского флота. На корабле был и знаменитый художник-баталист В.В. Верещагин - друг адмирала и Георгиевский кавалер.

Из семисот человек экипажа спаслись только семьдесят три матроса, три мичмана, два лейтенанта и командир броненосца, капитан I ранга Яковлев. Также в числе чудом спасшихся был и двоюродный брат Императора Николая II Великий Князь Кирилл Владимирович. (Спасенный Господом от неминуемой гибели, он, конечно, не мог знать тогда, что ему придется через десять лет возглавить Дом Романовых уже в изгнании -после расстрела Царской Семьи. Сейчас его внучка Глава Дома Романовых Великая княгиня Мария Владимировна и его правнук Георгий Михайлович являются законными наследниками Российского Престола - ред.).



Это трагическое событие всколыхнуло всю Россию. Гибель флагманского корабля и всего экипажа не стояла в ряду обычных потерь. Если "Варяг" потерпел поражение, то за такое "поражение" давали награды. В гибели же "Петропавловска" было нечто непостижимое, мистически провиденциальное, как удар судьбы, как неотвратимый рок. Именно это событие дало толчок к ускорению доставки иконы в Порт-Артур. Императрица-мать Мария Феодоровна взяла икону под свое Высочайшее покровительство. Бывали периоды, когда телеграммы из Зимнего Дворца приходили ежедневно.

Знаменательно, что в судьбе иконы принял участие и святой праведный Иоанн Кронштадтский. Корабли Порт-Артурской эскадры сначала находились в Кронштадте. Также и адмирал Макаров в течение нескольких лет был губернатором Кронштадта и командиром Кронштадтского порта. Отец Иоанн имел обыкновение просматривать газеты и с особым вниманием следил за судьбой иконы. Народ еще надеялся на военный авторитет адмиралов Алексеева и Рождественского, но дальнейшие события показали тщетность этих надежд.

После неудачного прорыва эскадры, 28 июля 1904 года, в обществе стали разрастаться пессимистические настроения. Набирали силу революционные партии и террористические группировки. Икона, будучи сравнительно скоро доставленной во Владивосток, по указанию начальника Тихоокеанской эскадры вице-адмирала И.И. Сарыдлова была помещена в кафедральном соборе города. Объяснялось это отсутствием свободных кораблей, на которых можно было безопасно доставить икону в Порт-Артур. Также и командующий Манчжурской армией генерал А.И. Куропаткин не предпринял каких-либо действенных мер. Именно в это время Господь подвигнул гатчинского чиновника Николая Николаевича Федорова к дерзновенному решению: самому доставить икону в Порт-Артур. Немолодой семейный человек, он нашел в себе мужество исполнить повеление Царицы Небесной. Отец Иоанн Кронштадтский с радостью благословил Николая Федорова и молился о благополучном совершении его миссии. Но только 4 декабря Федоров смог вывезти икону из Владивостока на норвежском пароходе. Икона была доставлена на берег Желтого моря, но командование Квантунского округа не вняло голосу Пречистой. Это было горькое Рождество Христово 1904 года! Изможденное Русское воинство навсегда оставляло Порт-Артур. Не случайно существует предание, повествующее о том, что сорок матросов дали обет принять монашество и затем уехали на Соловки и там приняли постриг.



Работа по написанию Порт-Артурского образа в семье Михаила Осипенко продолжалась полным ходом, вчерне был готов и другой список. В декабре Михаил поехал в г. Крымск проведать своего родителя, священника-иконописца. (О нем см: "Благовест", №№ 14, 16 за 2002 г.). В родительском доме был снят на видеопленку сюжет о мироточении крестов и икон. После этого отец Михаил, который не давал это святое миро даже своим детям, отлил его в баночку и, подав сыну, без объяснений сказал: "Когда Андрей поедет, миро отдашь ему". - "Куда поедет, зачем?" - не понял Михаил Михайлович. - "Когда поедет, отдашь", - без разъяснений повторил отец Михаил, и разговор на этом закончился.

О какой поездке шла речь, стало ясно лишь через два месяца, когда Андреем Савостицким был приобретен на пожертвования микроавтобус "Соболь" белого цвета. Только что законченный список иконы был доставлен в Царское Село. Там, как рассказывал Михаил Михайлович, перед ним предстала ужасная картина: вся лобовая часть микроавтобуса была вдребезги разбита. В автобус, мирно стоящий на обочине, врезался вышедщий с противоположной стороны грузовик "Вольво".

И все же нельзя было падать духом. По благословению Митрополита Санкт-Петербургского и Ладожского Владимира, образ "Торжество Пресвятой Богородицы" был освящен в Никольском морском соборе г. Кронштадта. Несколько позднее Митрополитом Владимиром было дано благословение и на Крестный ход.

15 марта, в Праздник Державной иконы Божией Матери, образ был доставлен в квартиру-музей святого праведного Иоанна Кронштадтского, и перед ней был прочитан акафист. После этого события закрутились со стремительной быстротой. Священник Геннадий Беловолов сам позвонил на квартиру Андрея Савостицкого и попросил привезти образ к нему, на Леушинское подворье. Эта просьба была исполнена. После торжественной встречи иконы перед ней начали читать "Неусыпаемый акафист".

Нетранспортабельный автобус "Соболь" был полностью отремонтирован благодаря участию полпреда президента по Ленинградской области Михаила Васильевича Моцака; он взял на себя решение всех экономических, технических и административных обязанностей.

Пять человек: Андрей Савостицкий, его сын Артемий, студент МГУ, дочь Мария - Санкт-Петербургский университет, иноки Тихон и Александр, почти нигде не делая остановок, направились на Восток к Русско-китайской границе. Исключением были Дивеево и Екатеринбург. В Дивеево к участникам Крестного хода присоединился иеромонах Георгий.

До Читы посещение иных городов и монастырей не предусматривалось, но 31 марта на окраине г. Ачит Свердловской области машина остановилась. За помощью обратились в придорожное кафе. Хозяин кафе, хотя и из мусульманской семьи, взялся безплатно отремонтировать микроавтобус. Он оповестил о прибытии автобуса с иконой местного священника отца Владимира. Пока машина ремонтировалась, в доме батюшки всю ночь читались акафисты нежданно прибывшей иконе; народ шел к святому образу нескончаемым потоком.

Эта незапланированная остановка была воспринята как знак свыше. Ибо от г. Ачит шла дорога на Красноуфимск, где у алтаря Свято-Иннокентьевской кладбищенской церкви покоится прах протоиерея Сергия Яхлакова (см. "Благовест" № 14 за 2002 г.), деда иконописца Михаила Осипенко. В Красноуфимске произошла встреча с Архиепископом Екатеринбургским и Верхотурским Викентием. Владыка благословил пронести икону по всем трем городским храмам. После панихиды, отслуженной на могиле отца Сергия, Владыка произнес такие слова: "Необходимо вплотную приступить к подготовке канонизации этого человека". Также было получено благословение на посещение Екатеринбургской голгофы. В монастыре святых Царственных Мучеников перед иконой был отслужен молебен и совершен крестный ход вокруг монастыря.



Следующая остановка была в Чите. Владыка Евстафий торжественно встретил икону. Но именно здесь подули первые пасмурные ветры. Китайские визы получили только четверо: иноки Тихон и Александр вернулись из-за старых "советских" паспортов. На территории Китая решено было, где возможно, с ведома властей, служить молебны. Также, где возможно, нести образ по трассе. Но эта попытка была тут же пресечена полицией, и крестный ход вернули в Россию. Икону по промыслу Божию провезли по всей Дальневосточной границе до самого Владивостока. В форпост Дальней России въехали на Пасху, в 12 часов дня.

Вспоминая эти события, Андрей говорил: "Постоянно чувствовалось, что Сама Матерь Божия вела нас. В г. Канске Красноярского края местный священник отец Вячеслав долго размышлял, какую икону написать для храма - "Торжество Пресвятой Богородицы" или какую-то другую? С прибытием Порт-Артурского образа все вопросы отпали. Также в церкви г. Шимановска Амурской области, где настоятелем отец Николай, Порт-Артурская икона (над входной дверью) встретила крестный ход в церковном притворе. В храме святого благоверного князя Александра Невского г. Хабаровска встреча с Порт-Артурской иконой была воспринята и вовсе как знамение (там находится точная копия с первонаписанного образа). Добавим, что настоятель храма отец Сергий - тот самый батюшка, который поставил сорок девять поклонных крестов вдоль Русско-китайской границы.

Во Владивостоке перед первонаписанным образом, который в 1998 году русские паломники выкупили в антикварном магазине Иерусалима, а также перед новонаписанным, по благословению Архиепископа Вениамина был отслужен молебен. Разумеется, эта встреча двух икон на Праздник Светлого Христова Воскресения была неслучайной. Оставалось только приобрести билеты на пароход, но снова подул пасмурный ветер. По сути, чуть ли не в точности до деталей, повторялась история 1904 года. Судно было закрыто на карантин из-за атипичной пневмонии. К тому же вышли из строя компьютеры на таможне. Пришлось вернуться в Хабаровск. Между тем, пневмония наступала, и Амурская область также закрыла границу. Повсюду горели леса. На таможенных постах - служащие в респираторах и плотных марлевых повязках; плакаты на разных языках говорили о новой грозной опасности. Создавалось ощущение реальных боевых действий.

Перелом произошел 6 мая, на праздник Георгия Победоносца. Именно в этот день были выписаны визы и куплены билеты на поезд. Действенная помощь пришла со стороны Епископа Хабаровского Марка и полпреда президента по Дальневосточному округу генерала Константина Борисовича Пуликовского. На следующий день Крестный ход отбыл в Харбин, бывшую столицу русской эмиграции.

В Харбине после прохождения таможни и улаживания вопросов с китайскими властями посетили два Православных храма: Софийский собор, отданный под музей, и Покровский храм (ныне не действующий) - в нем отслужили краткий молебен. Китайская сторона с пониманием восприняла желание четырех русских людей почтить память воинов, покоящихся на Порт-Артурском кладбище. Более того, обезпечила их транспортом, назначила сопровождающих лиц и переводчика.

9 мая были в Порт-Артуре (ныне Люй-Шунь) - сердце радовалось и ликовало. Перед воротами мемориального кладбища, где похоронен 14631 защитник русской крепости (многие могилы пусты, тела моряков остались в недрах затонувших кораблей), с иконы был снят чехол. В этот момент на окраине города раздался орудийный залп. "Что это?" - вырвался невольный возглас. Переводчик недоуменно улыбнулся и ответил: "Салют! День Победы!" Салют… Как если бы павшие воины Порт-Артура с ликованием приветствовали икону!

Образ "Торжество Пресвятой Богородицы" с благоговением отнесли к 8-метровому беломраморному кресту. На лицевой его части высечены слова: "Вечная память доблестным защитникам Порт-Артура, жизнь свою положившим за веру, Царя и Отечество. Больше сея любви никто не имать, да кто душу свою положит за други своя".

Отслужена панихида павшим воинам. Кладбище обойдено крестным ходом. Но, увы, безотрадная картина предстала взору: большинство могил заброшено, кресты падают, мрамор осыпается, часовня высотой в пятнадцать метров закрыта и тоже заброшена.

Затем перед поклонным крестом отслужили молебен, пропели акафист. В этот праздничный День Победы чувство просветленной скорби появилось в сердцах. Воля Божией Матери была исполнена. Порт-Артурская икона, спустя почти сто лет, пришла в этот город. Чего же еще? Надо возвращаться назад.

Когда икону стали прятать в чехол, то сопровождавшие их китайцы вдруг стали просить оставить ее здесь. Не зная слова "церковь", они говорили: "Мы поставим картину в красивый дом и будем ее почитать". Но было дано благословение вернуть образ обратно в Россию. В киоте поклонного креста оставили литографическую копию.

Через два дня, уже в Харбине, Крестный ход настигла телефонограмма из Российского посольства в Пекине: представители России пожелали видеть икону у себя. Пришлось сдать купленные билеты и отправляться в китайскую столицу. На другой день в посольстве был отслужен молебен. Из Пекина самолетом на Шереметьево вместе с иконой вылетели чада Андрея.

Утром 22 мая, в день памяти Святителя Николая, Андрей Савостицкий и отец Георгий прибыли в Покров, чтобы забрать иконописца Михаила Осипенко на празднование 300-летия основания Санкт-Петербурга. Но перед тем, как отъехать в Северную столицу, служится молебен в Царской часовне. "Радуйся, Царице Препрославленная, пределы всея русския земли милостию Своею не оставляющая", - читается акафист иконе "Торжество Пресвятой Богородицы". В Крестном ходе поставлена последняя точка.



На снимках: Порт-Артурская икона Божией Матери ("Торжество Пресвятой Богородицы"); Поклонный восьмиметровый крест на мемориальном кладбище Порт-Артура (ныне г. Люй-Шунь); У Царской часовни в г. Покров. Иконописец Сергей Осипенко (слева), иеромонах Георгий, Андрей Савостицкий, иконописец Михаил Осипенко (справа); Порт-Артурская икона возле поклонного креста на кладбище русских моряков в Порт-Артуре.
Александр Сороковиков
27.06.2003

Оставьте свой отзыв

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blagocofe@yandex.ru