Александр Васильевич Суворов (1730-1800 г.г.)


Князь Италийский, граф Рымнинский, граф Священной Римской Империи, генералиссимус  российских сухопутных и морских сил, генерал-фельдмаршал австрийских и сардинских войск, гранд Сардинского королевства и принц королевской крови (с титулом «кузен короля»), кавалер всех российских и многих иностранных военных орденов, вручавшихся в то время.


24 ноября 1730 года в Москве в семье генерал-майора Суворова Василия Ивановича родился мальчик. Это событие, кроме родных и знакомых, не было замечено никем. А между тем оно было важным для всей России, так как родился ее могучий защитник, ее военная слава, ее народная гордость - великий полководец.


Саша Суворов был хилым, слабым, болезненным ребенком, потому отец не ждал от него никаких доблестей и решил, что самое лучшее - быть сыну, когда вырастет, чиновником.
Но маленький мальчик очень много работал над собой. Был у него такой же юный конек - жеребеночек Шермак, на котором Саша скакал без седла. Однажды, только что проснувшись, не позавтракав и не накормив своего друга, он помчался во весь опор, в ушах его были шум и звон. Взлетев на холм, он огляделся. Ему слышался ропот оробевших воинов Ганнибала, карфагенского полководца, который в ходе 2-й Пунической войны совершил переход через Альпы и одержал победу над противником.


Об этом только прошедшей ночью Саша Суворов прочитал в своей любимой книге "Римская история от создания Рима..." Александру чудилось, что ночью была явь, а теперь он видит сон. Мальчик снова сжал бока коня. Жеребчик взвился и помчался с бугра по жнивью вниз. Холм кончился крутым и высоким обрывом, а внизу внезапно блеснула светлая вода. Седок не сдержал коня. На краю обрыва Шермак сел на задние ноги и поехал вниз. Из-под копыт его катилась галька, передние ноги зарывались в желтый песок. Так они оказались у самой воды. Ноги коня вязли в мокром илистом песке. Круча была такова, что невозможно было бы вывести коня даже в поводу. Оставалось только переплыть реку. На той стороне берег был отлогим, оттуда начинался луг. Конь вынес Александра на лужайку и стал, ожидая команды. Следовало бы высушить одежду, но конь вдруг закашлял, мальчик испу¬гался, что Шермак простудится, и, не думая о себе, погнал коня к переправе, чтобы вернуться домой. Конь согрелся, а Саша продрог. Хорошо, что паромщик оказался внимательным и укутал барчука овчинным тулупом, согревшись, он крепко уснул и проспал до самого обеда, затем отправился домой, а тут его ждал почетный гость, генерал Абрам Петрович Ганнибал, который мальчиком был взят в плен, выкуплен на невольничьем рынке и подарен Петру I, а император, усыновив его, отправил в Париж учиться военным наукам; вернулся А.П. Ганнибал хорошо знающим инженер¬ное дело и фортификацию, произведен был в капралы и приписан к Преображенскому полку. В его капральство отдали из недорослей несколько солдат, которых он должен был научить арифметике, тригонометрии, геометрии планов, фортифика¬ции, в его капральстве был и Сашин отец. Так началась их дружба.


Теперь А.П. Ганнибал в гостях у Василия Ивановича и интересуется его сыном, какое будущее для своего сына намечает отец. Сынишке шел 12-й год, а похож он был на девятилетнего, следовательно, о военной карьере сына он и не помышлял. Но Ганнибал устроил будущему генералиссимусу экзамен: что такое фортификация, граната. Задал вопросы и из "Юности честного зерцала". Саша на все вопросы отвечал примерно, бойко и уверенно. Так решилась судьба Александра Суворова: он был приписан к Семеновскому полку, который квартировал в Москве. На два года был вставлен дома для изучения на свой счет арифметики, геометрии планов, тригонометрии, артиллерии, инженерной части, фортификации, иностранных язы¬ков, военного искусства с обязательным рапортом об успехах каждые полгода в полковой школе.
Его характер, уверенность в себе, самостоятельность проявлялись рано и во всем. Так в гостях у князя Головина он не стал подстраиваться под избалованного вниманием самодура, делал хозяину замечания, выражал несогласие, когда все перед князем трепетали, боясь сказать правду, что его любимый кот, съев стерлядь, приготовленную к обеду, умер, а Саша сказал ему, что видел, как кот бежал в рощу, когда они ехали. Следовательно, никого наказывать за кота не будут. За столом князь ел неаккуратно, а Саша тут же выпалил правила из "Юности честного зерцала": "Будь выдержан... Ногами не мотай, не утирай губ рукою, но полотенцем... Не облизывай перстов (пальцев) и не грызи костей. Над яствой (едой, блюдом) не чавкай, как свинья, и головы не чеши" и т.д. Все пришли в ужас, что Саша за дерзость будет наказан, но все вышло наоборот. Князь пригласил Сашу в свою комнату отдыха и попросил мальчика читать его любимую книгу "О делах, содеянных Александром Великим, царем Македонским". Саша давно хотел иметь такую книгу, и князь ему подарил ее.


Учиться указанным наукам дома, в имении родителей, не было возможности: не было ни учителей, ни нужных книг. Решено было ехать в Москву. Не успели прибыть на место, а Саша на своем коне Шермаке отправился в штаб полка, чтобы узнать о полковой школе. Так в день приезда в Москву он был определен в солдатский класс. Когда школа отбыла в Санкт-Петербург, Саша Суворов остался дома, в Москве, и самостоятельно изучал программные науки, а 18-летним юношей, в 1748 году, Александр прибыл в северную столицу для прохождения службы. К этому времени он не только изучил необходимые предметы, но и многое прочитал из трудов великих мыслителей: Руссо, Монтеня, Монтескье и других, даже начальник школы, друг отца Александра Суворова, Соковнин был удивлен познаниями своего воспитанника, так как сам даже не слыхал таких имен. Закончил свою беседу наставник напутствием: "Служи. Пей - не напивайся, ешь - не наедайся, вперед не вырывайся, в середину не мешайся, в хвосте не оставайся..."


Жить юному Суворову предстояло у дяди, брата отца, так как полк только обустраивался, солдаты валили лес и строили для себя "светлицы". Саше в доме дяди была отведена комната внизу, с одним окошком, отдельным входом. И здесь он продолжал принимать процедуры - обливание холодной водой, затем бег по комнате, чтобы согреться, бегал он с разговорником в руках и повторяя слова, фразы на французском языке.


Александр Суворов был "безответным" солдатом, он никогда не отказывался ни от каких работ, потому домой возвращался очень усталым и нуждался в сне и отдыхе. Отцу пока нечего было писать, и он отправлял ему изредка такие послания: "Здоров. Служу. Учусь. Суворов".
За отличную службу ему поручили капральство. Он заботился о своих воспитан¬никах, чтобы они выходили в караул хорошо одетыми и на постах не засыпали. Кроме этого, необходимо было уравнивать наряды, разбирать всякого рода споры и ссоры, надо было выставлять пикеты в полку и в городе, самому стоять в карауле у Зимнего дворца.


Наступил май. Гвардия уходила на отдых в летние лагеря, а Семеновский полк был оставлен в городском расположении достраиваться и вести все караулы. Находясь на посту, Суворов пережил тяжелый момент. У императрицы Елизаветы Петровны была любимая игра: мужчины одевались в женское платье, а женщины - в мужское. Проходя мимо часового Суворова, лейб-медик француз произнес фразу, что в России можно все купить: генерала за сто тысяч рублей, а этого солдата - за рубль". Елизавета решила проверить и предложила Суворову рубль, на что он сказал: "Нет, Ваше Величество: устав караульной службы запрещает часовым на посту брать подарки, тем более - деньги". - "Но я тебе приказываю. Ведь ты знаешь, кто я?" Елизавета Петровна кинула рубль к ногам Суворова, произнеся: "Возьми, когда сменишься с караула... Видишь, граф, и в России есть непокупное". А через 10 дней граф-француз, который был уверен, что в России можно все купить, был арестован и заточен в Крепостной каземат за измену и взятки от врагов империи.


Когда все дома для солдат были построены, Суворов решил поселиться в расположении полка. Ему и так часто приходилось оставаться здесь ночевать. Он отказался от крепостных парней, оставив их в доме дяди для ухода за его конем. Так Суворов решил начать самостоятельную жизнь. Питание было скудным, однообразным: щи, каша, квас. От такой ежедневной еды у Суворова начал болеть желудок. Солдаты удивлялись, что Суворов делит с ними их участь. Но так будет всегда: он будет делить все тяготы походной жизни со своими подчиненными.
Приближался первый поход. Отец мог бы создать нормальные условия, обеспе¬чить сына экипажем, но Александр Васильевич предпочтет идти вместе со всеми пешком. Морозы сковали землю. Одет, обут Суворов был очень легко, но терпеливо переносил стужу. Когда его назначили ответственным, он внес коррективы: слабых солдат приказал посадить на повозки вместе с провиантом и отправить вперед, чтобы они на месте отдыха, согреваясь, рубили деревья для костров, готовили еду к приходу остальных, более выносливых солдат. Теперь уже никому не приходилось страдать от холода. Так Суворов принял самостоятельно правильное решение. Батальон пришел в Москву раньше срока и без потерь: не было ни отставших, ни беглых. Распоряжения Суворова на походе получили одобрение начальства, а когда он достиг возраста гражданского совершеннолетия, двадцати одного года, его произвели в чин сержанта, последний высший солдатский чин.


В 1752 году отец выхлопотал сержанту Суворову почетную командировку за границу: курьером с депешами в Дрезден и Вену, т.е. в Германию и Австрию. Многие из недорослей в гвардии желали этой посылки. Выбор пал на Суворова, потому что он лучше многих знал немецкий и французский языки. Вращаясь в дипломатических кругах, Суворов пришел к выводу, что скоро начнется большая война. Прусский король Фридрих Второй строил завоевательные планы и главный удар собирался нанести России.
Александр Васильевич Суворов произведен в поручики (1754 год) и назначен в пехотный полк. Здесь он увидел, что из толпы молодых людей никто не собирается создавать боевую силу. Полковник и офицеры не поняли его недовольство, и Суворов был вынужден перейти на службу по провиантской части, соответствующую этому должность он получил в Новгороде, где находилась большая база по снабжению армии. Здесь он воевал за каждую казенную копейку. Поставщики - с одной стороны, казнокрады - с другой ополчились против Суворова, который изнемог в неравной борьбе с ними.


Но приближалась война. Прусский король-агрессор Фридрих Второй уже захватил Саксонию, вторгся в Чехию, занял Прагу. Он предвидел, что против него образуется коалиция в виде союза Австрии, Франции, Польши, Швеции и России. В лице России юный король не представлял никакой опасности, поскольку просто не знал этой страны, русские войска он называл дикими ордами.


А Россия готовилась к походу. Главнокомандующим русской армии Елизавета
Петровна назначила командира Семеновского полка Степана Федоровича Апраксина, возведенного в фельдмаршалы. Он привык к пышности, к роскоши, разъезжал в золотой карете. Его пышный выезд напоминал не отправление в поход, а возвращение и встречу после победной войны.


Александр Васильевич Суворов, которому было в это время всего 26 лет, приготовил транспорт продовольствия для корпуса. Но он рвался в армию. Апраксин не давал согласия.
Армия выступила в поход с некомплектными полками. Медлить с пополнением не приходилось и часа. Суворов отправился в Смоленск и с головой окунулся в дело формирования третьих батальонов. Пополнение приходило молодое, необученное. Суворов просил старых солдат быть в качестве наставников, но его просьбам не внимали, так как опытные солдаты отправлялись в действующую армию.


И в то время, когда русские войска теснили пруссаков, Апраксин неожиданно приказал отступать. В армии все смешалось, начались беспорядки. Оказывается, Апраксин получил тайное известие о том, что Елизавета Петровна опасно заболела, что она не выживет. После нее царем должен был стать Петр Федорович; он и его жена Екатерина были против войны с Пруссией, поэтому-то Апраксин поспешил загладить победу отступлением.


Но Елизавета Петровна выздоровела, Апраксин был отстранен от командования и отозван в Петербург, его должны были судить, но он от страха перед неминуемой гибелью занемог, впал в беспамятство и через несколько дней умер.
Победа русских над пруссаками была одержана под командованием Фермора. Фридрих так ненавидел русских, что приказал не щадить их: "Их надо не побеждать, а уничтожать, иначе они снова и снова возвращаются".


Когда Фридрихом была оставлена столица Пруссии Кенигсберг, Фермор должен был преследовать прусскую армию, но он этого не сделал, потому был отстранен от командования, но оставлен начальником штаба.


Новый командующий, Салтыков, увидевший примерное хозяйство Александра Суворова, приказал сдать должность кому посмышленней и ехать в Кенигсберг. Солдаты любили Суворова и не хотели с ним расставаться, зато Александр Васильевич ликовал: наконец-то в его жизни совершился перелом. Он может не только участвовать в сражениях, но и предлагать, высказывать свое мнение. Он был за поход на Берлин, тем более теперь, когда от сорокавосьмитысячной армии прусского короля осталось меньше трех тысяч.
Берлинские бюргеры уговорили своих генералов, во избежание гибели столицы, не сопротивляться, а сдать город русским. Королевские войска покинули столицу. Магистрат Берлина принял условия сдачи, продиктованные русскими, ворота города растворились, и глава магистрата коленопреклоненно поднес на блюде ключи Берлина русскому генералу.
В эту пору войны Суворов покинул штаб армии, перешел в кавалерию, получил драгунский полк.


В июле 1762 года произошел переворот, на престол взошла Екатерина II. Суворов находился в Пруссии. После переворота он был послан с донесением в Петербург. Новая царица приняла его ласково. Произведенный в полковники, Суворов временно был назначен командиром Астраханского полка, а весной следующего года полковник Суворов получил в командование Суздальский пехотный полк, который был не в лучшем виде.


Интересно произошла первая встреча Суворова с полком. Ждали полковника под дождем целый день, но не дождались. И только расположились на отдых, как были подняты для похода. А когда пересекли лес и вышли на открытое место, увидели впервые своего нового командира, который виновато объяснял, что обоз заблудился и каша не была для них приготовлена. Чтобы исправить положение, Суворов направился в недалеко расположенный монастырь, чтобы попросить принять временно солдат и накормить. Но архимандрит пригласил на чай офицеров, а солдат пустить не хочет. Суворов приказывает монастырь взять штурмом. Дело сделано... Суворов перед игуменом преклонил колено и попросил разрешить солдатам обсушиться и подкрепиться, пообещав возместить убытки.


Отдохнув в монастыре, полк в тот же день пошел домой, в Новую Ладогу, а Суворов, щедро отблагодарив игумена, отправился искать затерявшийся обоз. Найдя его, объяснил, каким путем следовать к месту назначения, а сам возвратился в Ладогу и стал принимать дела у прежнего командира. Дела в полку были так плохи, что он даже не участвовал в Семилетней войне. Новый полковник решил Суздальский полк превратить в боевую силу. Приходилось, искоренив воровство, заново налаживать полковое хозяйство, поднимать расшатанную дисциплину.


Полку предстояло идти в Петербург для летней караульной службы. Суворов сам проверял готовность обоза к походу. Приказал обновить котлы, сварить свежего кваса, починить палатки, конскую сбрую, вопреки правилам, приказал одеть солдат в мундиры первого срока, выдать новые сапоги. Двигаться таким же образом, как было когда-то в походе из Петербурга в Москву: впереди обоз, приготовление палаток, костров, еды к приходу полка. Это все было новым и удивляло офицеров и солдат.


Лето прошло. Осенью Екатерина захотела посмотреть Суздальский полк, о котором все говорили в столице. Увидев, что солдаты Суворова могут фехтовать ружьями с примкнутыми штыками, как один отбивается штыком от двоих, троих, владеют штыком, как шпагой, заряжают ружья чуть не вдвое быстрей гвардейских егерей, Екатерина сказала Суворову: "Вашему полку, Александр Васильевич, не караулы вести, а показывать пример другим. Это школа для полевых войск. Вы готовите учителей для всей нашей армии..."


Осенью Суздальский полк вернулся в Ладогу и опять заговорили о его новых чудачествах. Руками воинов были выстроены школы для солдатских детей, церковь, заложен на голом месте фруктовый сад. В школе сам Суворов по-своему преподавал Закон Божий, для чего сам написал учебник, кроме того, сделал сцену и устраивал для солдат спектакли, заставляя офицеров разыгрывать пьесы.


Наветы на Суворова рассеялись, как дым, когда Суздальский полк в 1765 году явился по вызову на большие маневры в Красное Село. Вместо изнуренных непосильной работой людей в Красносельский лагерь явилась бодрая, подтянутая войсковая часть. Во время маневров Суворов повел суздальцев в наступление так быстро, что сбивал противника с занятых им высот. Армию "противника" возглавляла сама Екатерина, и она была вынуждена приказать отступить. Но несмотря на блестящее выступление Суздальского полка, Суворов не был никак поощрен, а после маневров получил приказ вернуться в Новую Ладогу. Теперь Суворов мог без боязни отдаться боевой подготовке полка к испытанию войной.


Россия воевала с Турцией на Дунае. Русской армией командовал Румянцев, он просил об усилении своей армии. 4 апреля 1773 года Суворов получил назначение в действующую армию, чего добивался два года. Екатерина II надеялась, что появление Суворова в действующей армии взбодрит унывающих генералов. Суворов полностью оправдал эти ожидания. Он прибыл раньше, чем пришло высочайшее повеление о его назначении. Румянцев жаловался на недостаток войск, а Суворов считал, что и с малыми силами можно совершить великие дела. Румянцев усмехнулся и предоставил генерал-майору возможность подтвердить заявление на деле. На правом берегу Дуная стояла сильная крепость Туртукай с четырьмя тысячами турок. В отряде Суворова считалось пятьсот штыков пехоты и неполная сотня казаков. Решено было крепость брать штурмом. Крепость была освобождена от турок.


Суворов приказал крепость и город уничтожить порохом и огнем. Румянцеву было это не по душе, так как он сидит на берегу Дунай-реки с целой армией, а тут прискакал какой-то - и готово! Приказал Суворову явиться в главную квартиру, а Суворов болен лихорадкой, ранен в ногу осколком. Но самолюбивый Румянцев велел оборвать с Александра Васильевича генеральный эполет, аксельбант, кричит: "Под арест! Созвать полевой суд!" Собрался полевой суд, по регламенту подлежит он разжалованию в солдаты и смертной казни за то, что самовольно, без приказа, крепость взял. Послали решение суда на подпись императрице, а от Екатерины пришло решение: "Победителя не судят!"


Написала она поперек приговора и велела дать Суворову крест за храбрость: Георгия Победоносца второго класса. Таков был рассказ солдата. Было это именно так или нет, но солдаты любили Суворова и искренне хотели, чтобы справедливость восторжествовала. Так или иначе, но после Туртукая Румянцев перевел Суворова в резерв, а затем - в Гирсово, считая, что турки не нападут, хотя Суворов рапортовал главнокомандующему, что удар турок на Гирсово последует. Так и случилось. Суворов выжидал, когда турки подтянут все свое войско, а это 10-12 тысяч против трех тысяч русских.


Кроме пехоты, ринулась и конница. Турки не выдержали натиска и бежали, бросив оружие и обоз. Только убитыми их потери составили больше тысячи, а у Суворова из трех тысяч было убито и ранено около двухсот человек.


Война с Османской империей вызвала необходимость обновления русской армии в духе последних тактических открытий фельдмаршала Румянцева и генералов Суворова и Каменского. Учитывая возраст Румянцева и его прямоту, которая мешала ему быть мудрым царедворцем, подготовить проект реформы Екатерины II поручила своему новому фавориту - князю Григорию Александровичу Потемкину. Светлейший князь со свойственной ему кипучей энергией стал развивать идеи Румянцева, постоянно советуясь с ним Суворов тоже был привлечен к работе над проектом и начал писать книгу "Наука побеждать", которую окончил десятилетием позже. В ней Александр Васильевич простым, понятным для солдат языком изложил "три воинских искусства":
"Первое - глазомер. Как в лагере стать, где атаковать, гнать и бить.
Второе - быстрота. Неприятель нас не чает, считает за сто верст... вдруг мы на него, как снег на голову. Закружится у него голова...
Третье - натиск. Нога ногу подкрепляет, рука руку усиляет. В двух шеренгах сила, в трех - полторы силы; передняя рвет, вторая валит, третья довершает".


Солдатами "Наука побеждать" воспринималась через звонкие афоризмы:
"Воин и в мирное время на войне", "Чем больше удобства, тем меньше храбрости", "Войско необученное что сабля неотточенная", "Противник оттеснен - неудача, противник истреблен, взят в плен - удача". Ведь "...недорубленный лес опять вырастет".


Вдохновенными словами Суворов говорил о времени: "Одна минуту решает исход баталии, один час - успех кампании, один день - судьбы империи". "...Деньги дороги, жизнь человеческая еще дороже, а время - дороже всего".
"Наука побеждать" в своеобразной и оригинальной форме в предельно сжатом виде раскрывает сущность суворовской тактики и суворовской системы обучения и воспитания войск.
Тактика Суворова логически вытекала из его стратегических взглядов на общие принципы ведения войны. Суворов, больше чем кто-либо из русских военных деятелей прошлого, был сторонником активной наступательной стратегии, ставившей уничтожение армии противника главной задачей войны, а бой - основным средством решения этой задачи.


Соответственно этому тактика Суворова была проникнута духом самого решительного наступления. Стремительное наступление, атака, удар в штыки, преследование - вот те формы боя, которые преимущественно признавал и применял Суворов.
Наступательная тактика, конечно, не является "открытием" Суворова. П.А. Румянцев, например, дал блестящие образцы наступательных действий и указал на преимущества наступления перед обороной. Однако только Суворов мог раскрыть природу современного ему боя, теоретически обосновать преимущества наступательной тактики, разработать ее основные принципы и технику ведения наступательного боя.


В основу своей тактической школы Суворов положил правильное соотношение двух основных факторов боя: человека и оружия. Из них Суворов отдавал решительное предпочтение первому, что было характерно для прогрессивной русской военной мысли.
Правильное решение этого вопроса было найдено Суворовым на основе глубокого понимания особенностей русской армии. Начав свою многолетнюю службу с солдатских чинов, Суворов хорошо изучил русского солдата. На опыте Семилетней войны, которая была его первой боевой школой, Суворов имел возможность сделать сравнительную оценку сильнейших европейских армий: русской, прусской и австрийской - и близко познакомиться с боевыми качествами русского солдата в суровой обстановке войны. На основе этого Суворов пришел к выводам, которые послужили ему для создания собственной тактической и военно-воспитательной школы.


Опираясь на национальные чувства русского солдата, воспитывая в нем сознание воинского долга, Суворов стремился выработать в подчиненных солдатах и офицерах такие качества, как инициатива, находчивость, сообразительность. "Наука побеждать" как раз и направлена на воспитание не муштрованного автомата, а бойца, сознательно выполняющего боевую работу.
В 1790 году императрица разрешила напечатать книгу. Потемкин, человек ревнивый к чужим успехам, ценил Суворова, но Александр Васильевич откровенно издевался над "Преображенским братством" фельдмаршала, высмеивал его грубоватые манеры. Это были совершенно разные характеры. Потемкин был политиком и администратором, Суворов - военным человеком. Но все же Александр Васильевич поддерживал начинания Потемкина, который отменил парики, доставлявшие много хлопот солдатам, запретил телесные наказания и ввел новую, удобную форму без всяких излишеств. Прусский "журавлиный" строевой шаг был отменен. Потем кин и Суворов пытались реабилитировать казачество как боевую силу, но, несмотря на записки о том, что без сильной легкой кавалерии рассчитывать на победы о современной войне невозможно, им это сделать не удалось: императрица не благоволила к казакам после восстания Пугачева.


В 1783 году Екатерина II объявила о вхождении Крымского ханства в состав Российской империи. Турецкое правительство не признало этого шага. Военный конфликт становился неизбежным, и летом 1787 года началась новая русско- турецкая война. Союзником России выступила Австрия, направившая на помощь русской армии 12-тысячный корпус принца Кобурга.


Чтобы обеспечить снабжение крепости Очаков с моря, турки при поддержке флота высадили на Кинбургской косе почти 6-тысячный десант. Здесь находился корпус под командованием Суворова. Александр Васильевич дал туркам возможность высадиться, а затем контратаковал. Бой был тяжелым и кровопролитным Российский полководец приказал двум эскадронам Петербургского драгунскою полка и павлоградским гусарам атаковать турок в конном строю. Десант был полностью уничтожен. В этом бою Суворов получил ранение.
Следующим успехом русских войск было взятие в 1788 году сильной турецкой крепости Очаков.


В это время Екатерина II начала охладевать к Потемкину, и Григорий Александрович больше заботился о сохранении влияния при дворе, чем о военных делах. Полгода подчиненная ему армия простояла в бездействии, предоставив возможность туркам теснить австрийцев и Румянцева.


Турецкий командующий великий визирь Юсуф-паша решил разгромить противников поодиночке. Первый удар наносился по австрийцам. У принца Кобурга не оставалось другого выхода, как идти на соединение с Суворовым. В сентябре 1789 года Александр Васильевич совершил немыслимый по тем временам марш-бросок, преодолев 60 километров за 28 часов, и атаковал армию генерала Осман-бея под молдавской деревней Фокшаны. Произошло чудо: потеряв 400 человек, Суворов оттеснил турецкую армию.


В Стамбуле и Петербурге это посчитали случайностью. Потемкин прямо сказал Суворову, что дело в везении. Александр Васильевич на это ответил: "За везением следует иногда и талант". Юсуф-паша, прозванный Дженазе (что по-турецки означает "смерть") за то, что он одерживал одни победы, сосредоточил на этот раз 100- тысячную армию на реке Рымник. Атакованный им Кобург запросил помощи у Суворова. Ночью русские войска были подняты по тревоге. Александр Васильевич зачитал приказ своим чудо-богатырям: "Поспешность, терпение, строй, храбрость, сильная дальняя погоня!"


Утром 11 сентября с марша 8-тысячный русский отряд вступил в сражение с противником, который расположил свои силы тремя группами. Обратив в бегство одну из них, Суворов подвел пехоту на расстояние ружейного выстрела ко второй группе, но турки открыли огонь из пушек. Тогда Александр Васильевич, пренебрегая нормами тактики тех времен, бросил в атаку кавалеристов. Русские конники мгновенно пересекли простреливаемое пространство и на полном скаку врубились в ряды турецких солдат. За ними следовала пехота. Колонны союзных войск одну за другой брали позиции неприятеля, отбивая атаки его конницы. Юсуф-паша был принужден к отступлению. Австрийцы и русские потеряли около 500 воинов, турки - 15 тысяч человек. За это сражение Суворов был представлен к званию фельдмаршала Австрийской империи, а Екатерина II присвоила ему почетный титул графа Рымникского.


Но без взятия мощной турецкой крепости Измаил мир был невозможен. Чтобы прекратить военные действия, Суворову было приказано выполнить эту задачу. Полководец решил штурмовать стены сильнейшей крепости на Дунае.


Построенная незадолго до этого военными французскими инженерами, цита¬дель со стенами 25-метровой высоты считалась неприступной. Александр Васи¬льевич решил взять Измаил и тем самым отрезать от основных турецких сил дунайские крепости. Чтобы подготовить солдат к штурму, он построил для тренировки земляную крепость. Накануне боя генералу Мехмету Эмину был послан ультиматум с требованием сдать крепость. Но в ответ русские получили гордое заявление: "Скорее Дунай потечет вспять и небо упадет на землю, чем Измаил спустит знамена".


11 декабря 1790 года семью колоннами русские войска атаковали крепость. Один из главных ударов нанес генерал Кутузов. Его шестая колонна вела тяжелый бой и была не в состоянии прорваться сквозь плотный огонь. Суворов прислал флаг- офицера с приказом о назначении Михаила Илларионовича комендантом Измаила. Воодушевленный генерал лично повел пехоту на штурм. Позже Кутузов спросил: "Почему вы, ваше сиятельство, поздравили меня с назначением, когда успех был еще сомнителен?" Главнокомандующий лаконично ответил: "Суворов знает Кутузова, а Кутузов знает Суворова. Если бы не был взят Измаил, мы оба умерли бы под его стенами".


После смерти Екатерины II и воцарения Павла I Суворов получил отставку и был сослан в поместье Кончанское. Поклонник всего заграничного, император вновь ввел прусскую муштру, парики и шпицрутены, к тому времени уже забытые русскими солдатами. На введенных заново плац-парадах Павел Петрович объявил: "Солдат есть простой механизм, артикулом предусмотренный".


Когда в 1798 году началась подготовка к созданию антифранцузской коалиции, о Суворове вспомнили. Англия и Турция просили разрешить возглавить объединенный флот непобедимому адмиралу Ушакову, а монарх Австрийской империи Франц II просил Павла I прислать для освобождения Северной Италии от французов Александра Васильевича, который должен был возглавить русско-австрийскую армию, Суворов согласился.


В апреле 1799 года Суворов привел русские войска в Северную Италию. На реке Адда его атаковала лучшая европейская армия - французские ветераны под командованием генерала Моро. Суворов в ожесточенном сражении разбил французов и вынудил их отступить. Такая же судьба постигла полки генерала Макдоналда на реке Треббия. Французские войска соединились у итальянского местечка Нови, и в командование вступил генерал Жубер, на военные дарования которого возлагало надежды правительство Французской Республики. Наполеон Бонапарт в это время был в Египетском походе.


Жубер решил измотать Суворова в оборонительном сражении, чтобы затем перейти в наступление. Это был серьезный противник. Александр Васильевич по достоинству оценил позицию врага: она была неприступна. Здесь требовался неожиданный маневр, подобный рымникскому.


15 августа основные силы (главным образом австрийцы) начали наступление. Одновременно 3-тысячный корпус русских, взобравшись по поросшим кустарником недоступным "козьим тропам", ударил неприятелю в тыл. Среди французов началась паника, сам Журбен погиб в начале сражения, и его заменили уже битые Суворовым генералы. Потери 36-тысячной французской армии составили 13 тысяч человек, поэтому как военная сила она уже не представляла опасности для Италии.


Но для русских войск подписание французско-австрийского перемирия означало новые испытания. Лишенные венскими политиками продовольствия и боеприпасов, они должны были либо сложить оружие, либо через горные перевалы отступить в Швейцарию, где находился русский корпус генерала Римского-Корсакова. Чтобы выйти из окружения, войска Суворова совершили беспримерный переход через перевал Сен-Готард в Альпах.


Последним препятствием к Люцернскому озеру оказался Чертов мост (узкий мост над глубоким ущельем), укрепленный французами. 14 сентября 1799 года (Суворову 69 лет) русские солдаты уничтожили в ночной атаке французский заслон, но противник взорвал часть моста. Тогда солдаты и офицеры из досок разрушенного сарая сделали настил и прочно связали его шелковыми офицерскими шарфами и ремнями. Так русская армия перешла через Чертов мост. Это была последняя победа великого полководца.


Участие русской армии в антифранцузской коалиции завершилось военно- политическим союзом между Россией и Францией. Заболевшего в Альпах Суворова привезли в Петербург, где он уже в предсмертном бреду узнал о том, что ему присвоено звание генералиссимуса.
18 мая 1800 года Александр Васильевич Суворов скончался.


Прах полководца, не проигравшего ни одного сражения, погребли в Александро- Невской лавре. На надгробной плите высекли краткую, но понятную любому русскому человеку надпись: "Здесь лежит Суворов".


Великий полководец и Великий Сын России был награжден русскими орденами: "Андрея Первозванного, Георгия I, II, III степеней, Владимира I степени, Александра Невского, Анны I степени, Иоанна Иерусалимского; прусскими: Черного орла, Красного орла, "За доблесть"; австрийским орденом Марии-Терезии; баварскими: Золотого Льва и Губерта; сардинскими: Благовещения, Маврикия и Лазаря; польскими: Белого орла и Станислава; французскими: Кармельской Богородицы и Святого Лазаря.


За победу при Рымнике Суворов получил титул графа Рымникского; за взятие у французов итальянской крепости Мантуи - князя Италийского; австрийцами за победу над турками он был возведен в титул графа Священной Римской империи.
Но самая высока? награда у Суворова - любовь солдат и уважение народа. Иные вельможи лестью, низкопоклонством добивались орденов больше и титулов пыш¬нее. Но кто помнит их? О Суворове же память вечна.


Литература

1. А.В. Суворов. Наука побеждать. Военное издательство Министерства обороны СССР. Москва, 1980 г.


2. С.Т. Григорьев. Александр Суворов. Куйбышевское книжное издательство. 1960г.


3. А.В. Митяев. Книга будущих командиров. Издательство ЦК ВЛКСМ "Молодая гвардия", 1970г.


4. Энциклопедия для детей. Том 5, часть вторая. Москва. "Аванта+". 1997 г.

Т.З. Севидова
потомкам в пример
01.11.2011

    Без помощи свыше такие победы не одержать, а чтобы ее иметь, нужно вести безукоризненно честную и жертвенную жизнь. Суворов так и жил.

    Хорошо заметили.. Чист был душой АВ Суворов. Виктор, найдите в поисковике; Скобелев (Белый генерал), генерал Котляревский.. Чудо воинское, Суворовым взращенное

Оставьте свой отзыв

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blagocofe@yandex.ru